Они о нас

Голосования

В конституции РФ отсутствует упоминание о государствообразующей роли русского народа. Как лучше исправить это и нужно ли это делать?







Итоги

Хозяин Норильска Потанин

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

№70/2002

Окончание. Начало в №1/2002

Силовая машина

Войдя в правление Российского союза промышленников и предпринимателей, Владимир Потанин взялся за разработку стратегической программы развития экономики страны. Он замахивается на то, чтобы предложить правительству провести, если так можно выразиться, реиндустриализацию России с опорой на собственные силы. В отличие от так и невостребованной программы Германа Грефа, ориентированной на дерегулирование экономики, в программе Потанина ставка делается на регулируемый рынок и при этом её центральным пунктом является так называемая «проблема 2003 года», связанная с износом основных фондов промышленных предприятий страны. Что важно, автор программы знает, как решить эту проблему, и не просто знает –  в этом ещё одно большое отличие от Грефа, – Потанин уже начал её решать. С опорой на свои собственные силы.

В начале 2001 года холдинг «Интеррос» объявил о создании концерна «Силовые машины», в который вошли крупнейшие предприятия отечественного энергомашиностроения: Ленинградский механический завод, компания «ЛМЗ-инжиниринг», АО «Электросила», Завод турбинных лопаток, Калужский турбинный завод, АО «Энергомашэкспорт». Ранее большинство из них составляло костяк «Энергомашкорпорации». На начало 2001 года этой корпорации всё ещё принадлежало около 30% акций в капитале Ленинградского механического завода, 30% – Завода турбинных лопаток, 20% – «Электросилы», и, соответственно, сейчас «Интеррос» занят её окончательным оттеснением от управления перечисленными предприятиями.

Идея создания крупного энергомашиностроительного концерна возникла у Потанина ещё в 1998 году, когда после дефолта и девальвации рубля в стране начался промышленный рост и появился спрос на продукцию отечественного машиностроения, а финансово-банковский сектор, напротив, переживал кризис. Практическое воплощение идеи свелось к скупке и консолидации акций перспективных машиностроительных предприятий. При этом «Интеррос» для приобретения контроля над интересующими его компаниями прибегал к тактике покупки сначала незначительного пакета акций для введения своих людей в совет директоров поглощаемого предприятия, а уже затем, действуя изнутри через свою, так сказать, «пятую колонну», добивался дополнительной эмиссии акций и скупал их в обход других акционеров, размывая тем самым чужой капитал и захватывая рычаги управления предприятием в свои руки.

Эта работа не афишировалась и в итоге привела к созданию потанинского концерна «Силовые машины». Уже в ближайшие два года Потанин рассчитывает сделать своё новое детище главным российским производителем оборудования для электростанций, участвующим в их проектировании, строительстве и запуске в эксплуатацию. Особый интерес для Потанина представляют атомные станции и получение соответствующих государственных заказов по линии Минатома России, а также выход на зарубежные рынки энергетического машиностроения, где, как он надеется, «Силовые машины» составят достойную конкуренцию таким известным компаниям и крупнейшим производителям оборудования для электростанций, как Siemens AG и General Electric.

Скучно перечислять, но надо: холдинг «Интеррос» сегодня контролирует или имеет участие в капитале таких, в том числе крупнейших, российских потребителей электроэнергии, как «Норильский никель», Норильская горная компания, Норильский горно-металлургический комбинат, комбинат «Североникель», АО ГМК «Печенганикель», Кольская горно-металлургическая компания, ОАО «Ковдорский ГОК», Красноярский завод цветных металлов, Новолипецкий металлургический комбинат, Оленегорский механический завод, AO «Кузнецкий металлургический комбинат», АО «Новокузнецкиий алюминиевый завод», АО «Красный котельщик», АО «Иргиз», АО «Фосфорит», «Октябрьская железная дорога», ОАО «Пермские моторы», ОАО «Красный выборжец» и др. В прошлом году к этому списку добавился «Русский алюминий» Романа Абрамовича, после того как он вступил в стратегическое партнерство с «Интерросом», а потанинский «Росбанк» открыл ему кредитную линию.

Интересно, все ли пальцы у Романа Абрамовича остались на месте после алюминиево-никелевого рукопожатия с Владимиром Потаниным? Впрочем, всё это частности. Главное, что на долю электроэнергии в себестоимости продукции указанных предприятий приходится значительный вес. Поэтому одна из важнейших задач «Интерроса» – это создание единой технологической цепочки, прежде всего в сверхэнергоёмкой цветной и чёрной металлургии, которая смогла бы эффективно увязать добычу сырья, энергоснабжение, производство и сбыт металлопродукции. «Интеррос» для нормального и прогнозируемого развития своего бизнеса должен добиться независимости от энерготарифов. «Интерросу» нужна своя собственная электроэнергия.

Не удивительно, что экспансия Потанина на рынке машиностроения созданием одних «Силовых машин» не ограничилась. Следующий шаг по консолидации активов промышленных предприятий он сделал в электротехнической отрасли, решив поглотить производителей трансформаторного оборудования и силовых подстанций. Крупнейшие потребители продукции энергетического машиностроения (в первую очередь турбин) и электротехнического оборудования (трансформаторов) – это РАО «ЕЭС России» и «Газпром», две естественные российские монополии. С «Газпромом» Потанин ещё в бытность свою вице-премьером сумел найти общий язык и сейчас, например, ведет совместную борьбу за контроль над Новолипецким металлургическим комбинатом. Однако если всё-таки наплевать на приличия и отбросить условности, можно сделать одно довольно смелое предположение. А что если реструктуризация российской электроэнергетики «по Чубайсу» завершится установлением полного и всеобъемлющего контроля над этой отраслью со стороны Владимира Потанина? Что он сделает с экономикой страны – поставит её на электроэнергетический счётчик или же с опорой на собственные силы вырвет из экономической зависимости от Запада?

Это всего лишь предположение, но иностранные инвесторы тоже заподозрили что-то недоброе для себя в концепции Чубайса и уже совсем не уверены, что её делал именно Герман Греф. Они обратились в Государственную комиссию по реструктуризации российской электроэнергетики с предложением хотя бы на три года отложить её реализацию. Опасения инвесторов понятны: если слишком быстро расколоть монополию на отдельные компании, акционерная собственность окажется размытой, а дальше будет очень легко, как верно подметила Financial Times, «повторить опыт предыдущих российских приватизаций и предоставить рынку самому решать всё. Но рынок начнёт нормально работать лишь через 8-10 лет, к тому же здесь опять, как это уже было в другом секторе экономики, воцарится коррупция. Мы не хотим повторять старые ошибки». Словом, западные инвесторы не хотят вновь и вновь наступать на старые грабли, они не доверяют Анатолию Чубайсу, потому что он продал свою душу на приватизационном аукционе. И, как выяснилось во время «книжного скандала», его заблудшая душа по очень сходной цене была приобретена ни кем иным как Владимиром Потаниным.

Фюрер экономики-2

После августовского дефолта 1998 года очень многие российские компании, если судить по величине их резко обезценившихся активов, оказались инвестиционно непривлекательными и неконкурентоспособными на мировом рынке. Однако уже к концу 1999 года положение заметно изменилось: яд кризиса превратился в лекарство, и в стране впервые за годы реформ обозначился долгожданный экономический рост, прежде всего в реальном секторе, долгие годы пребывавшем в загоне. Правила игры полностью изменились, и Потанин раньше других олигархов осознал, какие именно изменения произошли и в какую именно сторону развернулся флюгер реформ под тем ветром перемен, что заставили Бориса Ельцина досрочно уйти с поста Президента РФ.

Владимир Потанин понял, что маска либерала ему больше не понадобится. Теперь у него есть своя цель и своя стратегия развития российской экономики – государственное регулирование рынка и опора на собственные силы. Эта идея не нова. Ей успешно воспользовалась Германия во времена Третьего Рейха, где все рычаги экономической власти тогда прибрал к рукам семейный клан Круппов. Его глава Альфред за заслуги перед Фатерляндом был даже удостоен титула Фюрера экономики. Альфред Крупп начал финансировать нацистов задолго до 1933 года и после победы на выборах Адольфа Гитлера с лихвой окупил все свои инвестиции. Фюрер завалил его заводы военными госзаказами, а с конкурентами Круппа вопрос решал быстро и кардинально: их обвиняли в неблагонадежности или расовой неполноценности и отправляли в гестапо, а принадлежавшие им заводы и фабрики передавались в управление Фюреру экономики.

И вот сейчас всё больше и больше людей с тревогой говорят о призраке национал-либерализма, который бродит по России. Многие задаются вопросом: возможно ли сегодня повторение истории, когда всенародная поддержка на демократических выборах оборачивается нацинальной? Владимир Путин, случайно став Президентом РФ, укрепил вертикаль власти, создал федеральные округа, сделал послушным парламент, приструнил губернаторов, вытеснил из политики олигархов и в результате получил безпрецедентную власть. Но власть для чего? И для кого?

Ясного и однозначного ответа на этот вопрос нет: экономическая программа Правительства не ясна, перспектива решения проблемы внешнего долга не очевидна, зависимость российской экономики от цен на энергоносители по-прежнему остается критической. Одним словом, нынешняя ситуация в стране может быть охарактеризована как тревожно-непрозрачная. Такое ощущение, что ни у кого нет не то что стратегической ясности, но хотя бы приблизительного видения контуров завтрашнего дня. Мы ведь так до сих пор и не знаем, кто реально проплатил отставку Ельцина. Понятно, что это были точно не Березовский и точно не Гусинский – доведенные почти до банкротства, под угрозой судебного преследования оба бежали из страны. Да и другие олигархи теперь формально «равноудалены» от власти и, кажется, никто из них не получил от неё преференций в благодарность за поддержку на выборах.

Однако Кремль всё-таки взял на себя одно обязательство, идущее строго вразрез с рекомендациями Запада, – он пообещал не пересматривать итоги залоговых аукционов. Это, в частности, означает, что Владимир Потанин приобрел у Кремля индульгенцию на все свои грехи, связанные с «фаустовской сделкой» и организацией распродажи века. Ответственность за «первородный грех» российского капитализма власть с него сняла, и теперь он перед нею чист. Что дальше?

Как ситуация будет развиваться в экономике, более-менее понятно: впереди ожесточенная борьба за естественные монополии. А заглядывать дальше, наверное, нет никакого смысла – и без этого ясно, что Потанин уже никогда не будет либералом. Что-то (быть может, опыт Круппа?) подсказывает Владимиру Олеговичу, что он на верном пути, и, судя по всему, сворачивать он с него не намерен.

Если в экономике ситуация определяется, условно говоря, борьбой между «программой Грефа» и «программой Потанина», то в политике всё далеко не так очевидно. Тем более что Кремль в своём  безоглядном стремлении к сближению с Европой и Китаем вот-вот похоронит идею Потанина об опоре на собственные силы!

 


Сегодня установление национальной диктатуры над экономикой страны - насущная необходимость для нашего выживания и похоже, первым это понял Потанин, начав депортацию кавказцев со своей территории. - прим. ред.

 

 

  Rambler's Top100