Они о нас

Голосования

В конституции РФ отсутствует упоминание о государствообразующей роли русского народа. Как лучше исправить это и нужно ли это делать?







Итоги

ЗАКОНОМЕРНЫЙ УСПЕХ ФРАНЦУЗСКИХ НАЦИОНАЛИСТОВ

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

№77/2002

На президентских выборах во Франции состоялась сенсация. Вопреки всем прогнозам, во второй тур вместе с Жаком Шираком вышел Жан-Мари Ле Пен, глава ультраради­кального Национального фронта. Сокрушительное и унизитель­ное поражение потерпела правящая левая коалиция. Её лидер, премьер-социалист Лионель Жоспен, набрал всего 16 процен­тов голосов избирателей.

Жан-Мари Ле Пен — брето­нец. Он родился 74 года назад в городке Ла Трините сюр Мер в департаменте Морбиан. Его жизненный путь прямым не назовешь. В юности он записывается в Иностранный легион, в рядах которого участвует в коло­ниальных войнах в Индокитае и Алжире.

В этих битвах он лишился од­ного глаза и долго носил чёрную повязку на лице. Несколько лет назад её сменил стеклянный глаз, который придал физионо­мии Жана-Мари Ле Пена менее грозное и менее пиратское вы­ражение.

Уже в 1956 году Ле Пен был впервые избран депутатом парла­мента от Парижа. С тех пор он неизменно заседает в Нацио­нальном собрании. Правда, в 2000 году за «хулиганство во вре­мя избирательной кампании» его на год лишили всех выборных постов. Что не помешало экстра­вагантному бретонцу спустя два года вернуться в большую поли­тику. И вернуться триумфально.

В 1972 году Ле Пен создал свою Национальный фронт. Его программа — это типичный народный социа­лизм, щедро сдобренный наци­онализмом. Избиратели Ле Пе­на — в основном французские рабочие и пенсионеры из рабо­чих. Те самые люди, которые ещё не так давно голосовали за коммунистов.

В социальном плане Ле Пен предлагает сделать ставку на развитие местной промышлен­ности, традиционных ремесел, сельского хозяйства, передать максимум прав и бюджетных средств в распоряжение муни­ципалитетов. От иммигрантов Ле Пен требует, чтобы они, при­ехав во Францию, становились бы французами — придержива­лись местных законов и норм поведения. В противном случае — вон из страны.

С этим согласны многие уме­ренные политики, но свои идеи Ле Пен облекает в такую словес­ную форму, что к нему прилипли определения «фашист» и «ра­сист».

Ле Пен разведён, у него трое взрослых детей. Несколько лет назад его бывшая жена, настоя­щая красавица, снялась обнаженной для «Плейбоя», чтобы насолить мужу. Его нынешняя супруга тоже очень красива.

К. своему успеху на нынешних выборах Ле Пен шёл все послед­ние годы. Впервые он выставил свою кандидатуру на пост пре­зидента в 1974 году, собрав 0,74 процента голосов. Но уже в 1988-м он получил поддержку 14,4 процента избирателей, в 1995-м — 15 процентов. И вот нынешние 17,3 процента — зако­номерный итог того бардака, в который погружается прекрасная Франция в итоге двадцатилетне­го правления социалистов. Правление, которое теперь закончится: премьер-министр Лионель Жоспен объявил, что уходит из большой политики.

Результат, который вопреки всем прогнозам получил Жан-Мари Ле Пен, — это чисто протестное голосование. В этом прекрасно отдают себе отчёт все французские политики. Вклю­чая и самого лидера Националь­ного фронта.

Всё-таки удивительно, на­сколько мало французские поли­тики и социологи знают свой на­род. А ведь, казалось, должны бы, профессия их к этому обязывает. Накануне первого тура прогнозы самых разных исследовательских центров походили друг на друга как две капли воды. Ширак и Жоспен должны были получить по 20 процентов голосов, Ле Пен — максимум 12—14 процентов. И когда после восьми часов вечера были объявлены результаты пер­вого тура, они произвели эффект разорвавшейся бомбы. Утренние газеты вышли с анонсами на пер­вых полосах: «Землетрясение», «Шок», «Кризис». Ни одно из этих слов не отражает весь драма­тизм случившегося.

Когда в избирательном штабе социалистов узнали результат Жоспена, люди не могли сдер­жать эмоций. Кричали в истери­ке женщины, рыдали взрослые мужчины. 16,2 процента — на процент меньше ненавидимого всеми французскими демократа­ми Ле Пена — этого не ожидал никто. Социалисты ведь даже на­деялись выйти победителями в первом туре, обойти Жака Ши­рака. И вот такая пощёчина от избирателей.

Первым это понял сам Жос­пен. Активисты его штаба всё ещё жаловались журналистам на своих соотечественников, повто­ряли, что им теперь «стыдно быть французами», а премьер уже взбежал на приготовленную трибуну, под яркий свет софи­тов. Давно Жоспен не был так спокоен и искренен.

«Оставляя в стороне демаго­гию правых и разобщенность ле­вых, которые и привели к подоб­ной ситуации, я принимаю на се­бя всю полноту ответственности за это поражение и ухожу из по­литической жизни сразу после окончания второго тура прези­дентских выборов», — заявил он. Эти слова Жоспена потонули в рёве разочарования и несогласия его сторонников. Так социалисты в один час лишились надежд на высший государственный пост в стране, да к тому же потеряли своего самого авторитетного ли­дера. И это всего лишь за два ме­сяца до парламентских выборов!

В штаб-квартире Ширака ца­рило сдержанное и удивленное ликование. Такого расклада в первом туре и такой удачи для своего кандидата здесь не ожидал никто. Практически все лидеры левых партий, кроме троцкистов, уже призвали поддержать Шира­ка во втором туре выборов. Со­циологи прикинули, что это обе­щает Шираку победу над Ле Пе­ном с результатом 78 процентов голосов против 22 процентов. Та­кого триумфа не добивался ни один президент Французской Ре­спублики, включая самого гене­рала де Голля. Правда есть определённое опасение того, что Ширак может проиграть и во втором туре - уж больно он надоел всем французам.

Поэтому, когда в 11 вечера Ширак с большим опозданием прибыл в свой штаб на улице Сан-Мартен в Париже, его встретили бодрые крики и лозун­ги «Фашизм не пройдёт!», «Ле Пен — демагог!». Ширак произ­нёс речь, в которой призвал всех сплотиться вокруг него ради тор­жества демократических идеалов. «Я обращаюсь к француженкам и французам, к каждой и каждо­му, потому что демократия — высшее благо и потому что судь­ба республики находится в ва­ших руках», — сказал Ширак.

В этот день всеобщего удивле­ния и разочарования ликовали только в престижном парижском предместье Сен-Клу, в штаб-квартире Национального фронта. Узнав о результатах голосования, здесь устроили танцы с питьем шампанского. Сам Жан-Мари Ле Пен, человек безпокойный и склонный к эксцессам, на этот раз держался необыкновенно важно и вальяжно. Его буквально распирало от гордости. Он утверждал, что один верил в подоб­ный результат и потому совер­шенно не удивлен. Ле Пен также обратился к избирателям с речью. Не просто к избирателям, а ко всем гонимым, забытым, к шахтерам и металлургам, к пенсионерам и крестьянам, призвав их «бесст­рашно мечтать» о его, Ле Пена, победе во втором туре выборов.

В знак протеста против учас­тия Ле Пена во втором туре вы­боров по всей Франции в ночь на понедельник прошли импро­визированные митинги сторон­ников марксистских партий. Самый большой состоялся в Париже. Десятки тысяч марксистов собра­лись на площадях Бастилии и Республики и на прилегающих бульварах. В основном это была та же публика, которая выходит на мероприятия антиглобалистов: члены левацких групп, маргиналы из числа интеллигенции и студентов, густо сдобренные арабской и африканской моло­дежью из предместий француз­ской столицы. Разумеется, пели «Интернационал».

Своя сенсация случилась и в стане французских сторонников ленинизма. После нынешних выборов можно сме­ло говорить о смерти прежнего коммунистического движения и о рождении на его руинах нового. Робер Ю, кандидат от французской компартии, набрал по­зорные 3,5 процента голосов. С таким итогом коммунисты на предстоящих вскоре парламент­ских выборах просто не пройдут в Национальное собрание.

Зато отличились троцкисты, представители крайне левых коммунистических и большевистских партий. Луч­ший результат показала Арлетт Лагийе, получившая 5,8 процен­та голосов. Удивил итог Оливье Безансоно из Революционной коммунистической лиги — 4,5 процента. А в целом три кандида­та-троцкиста увлекли за собой десятую часть французских изби­рателей. Теперь местным левым, если они хотят бороться за власть, надо договариваться с троцкистами. А это совершенно поменяет расстановку политиче­ских сил в стране.

А что же произошло с социа­листами? В течение пяти лет они старательно пытались подкупить как можно больше избирателей из числа бедняков или вчерашних иммигрантов. В стране, которая по эффективнос­ти экономики находится на предпоследнем месте в ЕС, социалисты ввели 35-часовую рабочую не­делю. Государство старательно со­здавало безполезные рабочие ме­ста с мизерной зарплатой, разда­вало подачки профсоюзам. Фран­цузских граждан шокировало вве­дение в католической стране браков между гомосексуалистами. Социалисты сделали всё, чтобы под предлогом защиты презумп­ции невиновности сделать невоз­можной борьбу с нацменской преступностью. Страну захлестнула волна право­нарушений.

Не случайно большинство электората Ле Пена составляют именно рабочие и пенсионеры. То есть те, на кого, по идее, должны опираться социалисты и коммунисты. Французскому пролетарию надоело, что его ра­бочее место занято иммигрантом из Северной Африки. Он устал жить в соседстве с разнузданны­ми, не привыкшими к француз­ским обычаям выходцами из тех же краев. Он устал видеть своего сына избитым и ограбленным хулиганами из соседнего подъез­да. Он устал, выходя утром из дома, видеть свой скромный автомобиль в очередной раз раскуроченным маленькими арабами. Он устал платить огромные налоги, чтобы содержать всех этих бездельников-хулиганов и их неработающих родителей. Вот он и голосует за Ле Пена.

Сразу же после объявления итогов первого тура выборов Жан-Мари Ле Пен сделал новое заявление, касающееся иммиграционной политики. По его мнению, во Франции необходимо создать специальные лагеря, в которых нелегальные иммигранты будут ожидать решения о депортации из страны. «Что меня действительно безпокоит, так это огромные массы иммигрантов из третьего мира, которые заполняют страну и тем самым создают крайне антисоциальные условия. У нас нет достаточного количества мест даже для собственных граждан. В конституции никогда не говорилось, что иностранцы должны обладать теми же правами, что и французы», - заявил Ле Пен. В качестве аргумента он привел статистические данные, согласно которым уровень безработицы во Франции в настоящее время составляет около 9 процентов.

За последние дни во Франции прошёл целый ряд марксистских акций, многочисленные участники которых протестовали против выхода лидера «Национального фронта» во второй тур президентских выборов. По мнению самого Ле Пена, за этими демонстрациями стоит Жак Ширак, сообщает Associated Press.

Выход лидера французских националистов во второй тур президентских выборов это закономерный успех последовательной политической линии, направленной против засилья инородцев в Европе и является серьёзным ударом по марксистским планам создания «Соединённых штатов Европы» под еврейским управлением и с чёрнокожим населением.

По материалам российской прессы

  Rambler's Top100