Они о нас

Голосования

В конституции РФ отсутствует упоминание о государствообразующей роли русского народа. Как лучше исправить это и нужно ли это делать?







Итоги

Заговор вокруг золота

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

№86/2002

На приближение надвигающегося финансового кризиса мирового масштаба указывает то, что цены на золото уверенно растут уже больше года. За последние пят­надцать месяцев желтый металл подорожал более чем на 20% — среднемесячная цена тройской унции поднялась с 260 до 320 долларов. Этому предшествовало значительное падение стоимости золота, которое подешевело на 60% в течении второй половины 90-х годов. Более того, рост цен на золото стано­вится долгосрочной тенденцией. Появились прогнозы, что в течение года стоимость трой­ской унции может подняться уже до 400 дол­ларов. По более смелым оценкам в ближайшие два-три года цены на золото могут превысить 600, а то и 1000 долла­ров за унцию.

Основная причина подорожания золота — слабость американ­ской экономики. Способность США осуществлять политическое лидерство и быть локомотивом мирового хозяйства всё более становится по сомнение. Значение американ­ской валюты как мирового резервного акти­ва соответственно оказалось под вопросом, по­этому инвесторы всё большее внимание уде­ляют основному резервному активу — золоту.

Есть и ещё одна важная причина резкого подорожания золота — цены на него в 90-е го­ды были очень сильно занижены. Упали они, как полагает целая группа западных эконо­мистов и бизнесменов, в результате согласо­ванных действий ряда ведущих глобальных инвестбанков, центральных банков некото­рых западных стран и крупных золотодобы­вающих компаний. Целью заговора было соз­дание благоприятных условий для экономи­ческого роста в США. И основным из этих ус­ловий стало поддержание низких цен на зо­лото, которое до сих пор не потеряло для ми­ровой экономики значения «денег в послед­ней инстанции». Однако удерживать цены на достигнутом низком уровне оказалось непо­сильной задачей даже для подобного союза. И цены на золото стали расти.

В среде западных экономистов и бизнес­менов довольно широкое распространение получила мнение, что падение цен на золо­то стало результатом «заговора» ряда центробанков, инвестбанков и золотодобывающих компаний, контролируемых еврейской этнической группировкой. «Любой, кто серьёзно следит за золотым рынком, знаком с «заговорщичес­кой» трактовкой причин падения цен. Не знаю, какова доля правды в этой версии, но она, несомненно, интересна», — говорит Метью Перри из EIU. Причём популярность этого мнения постоянно растёт. Когда в кон­це 1999 года группа правых экономистов, интересу­ющихся проблемами рынка золота, факти­чески на голом энтузиазме создала общес­твенную организацию GATA (Gold Anti-Trust Action, «Против золотой монополии») и на­чала пропагандировать свою трактовку «за­говора», их версия воспринималась как со­вершенно маргинальная и даже фашистская. Однако по мере того, как многие положе­ния «версии заговора» получали подтвержде­ние, число её сторонников росло и инфор­мация о деятельности организации начала попадать на страницы солидных западных изданий. Более того, случайно или нет, но момент перелома тренда на рынке золота — начало мая 2001 года — почти точно совпал с проведением GATA крупной международ­ной конференции в Дурбане (ЮАР). После неё версия о заговоре стала широко извес­тной в среде специалистов.

Версия GATA такова. «Рынком золота ма­нипулировали еврейские инвестиционные банки Goldman Sachs, J. P. Morgan Chase, Citibank и Deutsche Bank при направляющем участии демократической администрации Клинтона, которое использова­ло для этих целей специальный Фонд по ста­билизации обменных курсов (Exchange Stabilisation Fund, ESF), подотчетный пре­зиденту и министру финансов США», — за­явил президент GATA Билл Мерфи. Американские сторонники GATA в 2000 году даже инициировали иск к прави­тельству США с целью разоблачить практи­ку тайного использования средств ЕSF для манипуляций на рынке золота.

«Мы уверены, что правительство США, проводило целенаправленную политику снижения цен на золото, совершая сделки своп с европейскими ЦБ, которые затем продавали на рынке свое золото. Таким об­разом, несмотря на то, что на проданных слитках стоят отпечатки европейских центробанков, проданное золото возмещалось из запасов США. Основную роль в этих опе­рациях, по нашему мнению, сыграли Бундесбанк и Банк Англии. Само правительство США не продавало крупные партии золота напрямую, оно одалживало его также инвестиционным банкам, а уже те выходили с ним на рынок, — сообщил секретарь GATA Крис Пауэлл. — Что касается инвестбанков, то они вряд ли знали всю схему в де­талях, но их действия были одним из ключе­вых её элементов. Инвестбанки занимались организацией «коротких» форвардных сде­лок для золотодобывающих компаний, сре­ди которых особо выделяется Barrick Gold — основной пользователь форвардных кон­трактов, во второй половине девяностых го­дов продававший золото наперед».

Все они — европейские ЦБ, инвестбанки, золотодобывающие компании — продавали золото, понимая, что в конечном счёте их поддержит правительство США, что оно обеспечит их золотом в требуемых объёмах. «Несколько лет назад (летом 1998 года. — ред.) глава ФРС Алан Гринспен высту­пал в конгрессе перед членами банковского комитета и комитета по сельскому хозяйству и подтвердил, что ЦБ готовы одалживать больше золота, если цена на него начнёт рас­ти. Глава ФРС заявил конгрессу, что такова политика центробанков по всему миру — они нацелены на снижение цен на золото, а потому готовы давать столько золота, сколь­ко нужно для поддержания низких цен. Это было открытое выступление. Странно, что мало кто обратил на него внимание», — го­ворит Крис Пауэлл.

Масштабы манипуляций, по версии GATA, поражают воображение. «ЦБ давали золото взаймы, однако в своих балансах они этого не отражали. Получалось, что на бума­ге золота больше, чем в действительности. Вот у меня сто тонн, десять дал в долг, а в ба­лансе оставил цифру сто», — говорит директор по исследованиям финан­совой компании Donald & Со. Джон Бримлоу. «Мы полагаем, что всего у центробан­ков в девяностых годах было занято пятнад­цать тысяч тонн золота, то есть в три раза больше, чем официально признано участни­ками рынка», — говорит Билл Мерфи. Дела­лось это для того, чтобы компенсировать не­достаток физического золота на рынке: по расчётам GATA, ежегодный спрос на 1700 тонн превышает предложение (сущес­твуют и более скромные оценки, согласно которым ежегодный дефицит составляет 400—500 тонн). Если верить оценкам GATA, то в 90-х годах почти половина мировых официальных запасов золота была взята в долг и продана.

Сторонники GATA полагают, что главной целью манипуляций на рынке золота было создание благоприятных условий для эконо­мического роста в США. Игра на пониже­ние на рынке золота стала фундаментальным элементом политики сильного доллара аме­риканской администрации. «Ключом к по­ниманию этой политики является одна из академических работ, написанная бывшим министром финансов США Лоуренсом Саммерсом до его назначения на этот пост в администрации Клинтона (Саммерс занял пост министра финансов летом 1999 года после отставки Роберта Рубина. — ред.). На материале экономической исто­рии США Саммерс исследовал зависимость между ценой золота и процентной ставкой. Он утверждал, что правительство сможет снизить ставку, если оно одновременно бу­дет осуществлять интервенции на рынке зо­лота, снижая его цену», — рассказывает Крис Пауэлл из GATA.

«Мы полагаем, что Рубин в девяносто чет­вёртом году решил строить политику силь­ного доллара на основе этого понимания вза­имозависимости цены золота и уровня про­центной ставки», — утверждает Билл Мерфи. Сильный доллар означает более дешё­вый импорт. В случае США, у которых доля импорта потребительских товаров высока, это означает более низкие темпы роста внут­ренних цен, а значит, даёт возможность контролировать инфляцию при более низком уровне процентной ставки. Низкая инфля­ция при низких процентных ставках — бо­лее благоприятного сочетания факторов трудно желать.

«Я не раз задавался вопросом, а что США сделали для того, чтобы доллар был силь­ным, кроме безконечных разговоров на эту тему. Но никто не мог мне ответить», — го­ворит Билл Мерфи. В действительности США ради этой цели ведут перманентную войну против золота. Ведь этот металл яв­ляется альтернативным доллару резервным активом. Поэтому понижение его цены, уменьшение его роли как средства накопления активов и сбережений — важнейшее ус­ловие силы американской валюты. «Прави­тельство США проводило кампании борь­бы с займами золота по всему миру. В сере­дине восьмидесятых, когда правительство Тайваня покупало золото, американцы бы­ли категорически против, поскольку это негативно отражалось на их торговом балан­се. Они выступали против любой азиатской страны (в торговле со странами Восточной Азии формируется львиная доля внешнетор­гового дефицита США. — ред.), ко­торая активно скупала золото. Если смот­реть на динамику резервов центробанков, то обращает на себя внимание изменение пропорций: азиатские банки имеют в резер­вах мало золота, а доля долларов растёт. Су­дя по всему, это из-за давления американ­цев», — рассказывает Джон Бримлоу.

Если бы золото оставалось привлека-тель­ным активом для инвестирования, США бы­ло бы значительно сложнее убеждать азиат­ские страны (да и не только их) формировать свои резервы преимущественно из эмитиру­емых Америкой долларов. Поэтому версия о том, что американские власти на рынке зо­лота целенаправленно играли на понижение, выглядит правдоподобно.

В том, что происходило в 90-х годах, нет ничего принципиально нового. Взаимозави­симость состояния американской экономи­ки, фондового рынка США и рынка золота прослеживается на протяжении всего XX ве­ка. Так, экономический бум 60-х годов, для которого тоже было характерно сочетание высоких темпов роста и низкой инфляции, держался на продажах американского золо­та. Ко второй половине 60-х США эмитиро­вали все больше и больше долларов, кото­рые оседали в резервах иностранных центро­банков. За 60-е годы официальные золотые запасы США сократились приблизительно на 5 тыс. тонн, а резервы стран Западной Ев­ропы — на тот момент основных торговых партнеров США, чья конкурентоспособ­ность с середины 50-х годов значительно вы­росла, — увеличились примерно на столько же (см. график 3). Экономические пробле­мы начались, когда стало очевидно, что про­должать расти подобным образом США не могут, не исчерпав в скором времени своих золотых резервов. Период процветания за­вершился отказом от золотого стандарта и девальвацией доллара.

В экономической истории США XX века можно выделить три периода (они отделены друг от друга приблизительно тридцатью го­дами), для которых характерно сочетание низкой инфляции, длительных и высоких темпов экономического роста: 20-е, 60-е и 90-е годы. Их общая черта — то, что в это время на рынке имел место ощутимый рост предложения золота (в 20-е годы это прои­зошло во многом из-за выхода на рынок зо­лота бывшей Российской империи). В те же периоды увеличивались масштабы финан­сирования научно-технических разработок и значительно поднимались котировки акций. В этом смысле продажи золота вполне оправданны, поскольку в результате создаются условия, благоприятные для технологического развития.

Тем не менее, даже дешевея, золото де-факто оставалось резервным активом, альтернативным доллару, и потому являлось одним из важнейших ограничителей того, насколько может быть раздут «пузырь» на Уолл-стрит. Неудивительно, что основная масса «избыточного» или даже «фиктивного» капитала, который формировался на фондовом рынке за время экономического подъема, затем неизменно «сгорала» (см. график 6). В 30-х годах это произошло в результате спровоцированного еврейскими банкирами катастрофического дефляционного кризиса — за три года котировки акций упали в десять раз. В 70-х же из-за резкого ускорения инфляции произошло реальное обесценение фондового капитала! Можно даже выделить некий «исторически обоснованный» уровень, на котором должны находиться котировки американских) акций, чтобы не возникало угрозы кризиса. «Нормальное» отношение индекса Dow Jones к цене тройской унции золота — около пяти. Слишком большой «навес» капитала не может быть «спасён».

Таким образом, золото исторически продолжает играть роль основного мирового резервного актива — средства сбережения капитала. Косвенное свидетельство этому — тот факт, что из всех металлов только по золоту существует ликвидный кредитный рынок и развитый рынок производных инструментов (более 90% всемирного рынка «металлических» деривативов приходится на золото). Возможно, золото перестало быть наиболее удобным и прибыльным финансовым активом. Но оно остается тем важнейшим инструмент контролируя который, можно манипулировать макроэкономическими условиям. Вот что по этому поводу говорит П. Хемброу из Pit Hambrow & Mining: «У рынка золота очень долгая история. Надо помнить золотое правило: правила устанавливает тот, у кого золото». А золото сегодня находится под контролем еврейских банкиров.

По материалам журнала «ЭКСПЕРТ» №34, 16 СЕНТЯБРЯ 2002 г.

  Rambler's Top100