Они о нас

Голосования

В конституции РФ отсутствует упоминание о государствообразующей роли русского народа. Как лучше исправить это и нужно ли это делать?







Итоги

Фаррахан стал тише

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

№65/2001

Война с талибами вновь вывела на по­литическую авансцену некогда скан­дальное в американской политике имя идеолога «черного расизма» Лу­иса Фаррахана. Несколько лет назад Фаррахан выдвинул идею о том, что потомки африканских рабов должны составить особую социальную общ­ность внутри США, а идейным фун­даментом её призван стать ислам. В стремлении создать негритянскую «нацию ислама» (так он и назвал свою организацию) Фаррахан фактически выступил в противовес идеям Марти­на Лютера Кинга, мечтавшего о расо­вой гармонии единого американско­го общества.

Вообще-то, идея о том, что имен­но ислам должен объединить всех бедняков третьего мира в их проти­востоянии богатому и надменному христианскому Западу, владела мно­гими умами. Однако нынешняя по­литическая эволюция Фаррахана (под влиянием войн против Афгани­стана или ещё до оных) показывает: идея умирает. Теперь лидер «афроисламистов» почти ничем не напоми­нает самого себя прежних времен, когда он угрожал провести марш на Вашингтон с участием одного мил­лиона афроамериканцев-мужчин. Сразу после атак на Манхэттен Фар­рахан назвал террористов «дикими чудовищами» и полностью поддержал военные удары против исламистов. А в четверг, выступая в Чикаго, подверг «несо­крушимую свободу», говоря дипло­матически, «сбалансированной кри­тике». Конкретно потребовал от пре­зидента Буша представить Америке реальные доказательства вины бен Ладена и талибов в терактах 11 сен­тября: «Не следует прятаться за на­циональную безопасность. Нация бу­дет в большей безопасности, если до­казательно объяснить ей, за что она должна сражаться».

Обращают на себя внимание два момента. Во-первых, речь подтвер­ждает, что само по себе возмездие ви­новным за теракты сомнению для Фаррахана не подлежит; вопрос лишь в достоверном обнаружении этих ви­новных. Во-вторых (и это главное), Фаррахан говорит не о черном обще­стве, не о «нации ислама», а об аме­риканской нации в целом.

 

  Rambler's Top100