Они о нас

Голосования

В конституции РФ отсутствует упоминание о государствообразующей роли русского народа. Как лучше исправить это и нужно ли это делать?







Итоги

РАСИСТА СМЕНИЛ РАСИСТ

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

№91/2003

Недавно сенатор Трент Лотт лишился своего поста лидера республиканского большинства в се­нате США. Ему уже подобрана замена — сенатор от штата Теннесси 50-летний Билл Фрист. Причина отстранения Лот­та — одно-единственное высказывание. Выступая на столетнем юбилейном торжестве старейшего сенатора-расиста от Республиканской партии Строма Тэрмонда, он заявил что если бы юбиляра избрали бы в своё время президентом вместо демократа Гарри Трумэна, то сегодня Америка не имела бы таких серьёзных проблем с цветными и неграми.

Президент Буш, заклеймив­ший расистскую оговорку Лотта, хорошо понимал, что она может стать бомбой замедленного дейст­вия, которая взорвётся в ноябре 2004 года и преградит ему путь в Белый дом. И на губернаторских выборах в Техасе, и на президент­ских выборах 2000 года Буш пы­тался привлечь на свою сторону голоса меньшинств, но особого ус­пеха он не добился. На президент­ских выборах за него проголосо­вали 8 процентов негров-избира­телей и 31 процент латинос. По подсчётам, если в 2004 году Буш получит аналогичный процент го­лосов негров, латинос и белых, он проиграет своему сопернику-де­мократу. Вот почему президент вынужден был сделать беспреце­дентный шаг, осудив лидера се­натского большинства своей пар­тии. Такого в истории США ещё не было, равно как не было и от­ставки сенатского лидера.

Пре­емником сенатора Лотта стал се­натор Фрист. У него нет никаких оснований претендовать на пре­стол Лотта. Должность лидера сената досталась Фристу с подачи Буша, хотя президент и словом не обмолвился о том, кто является его фаворитом.

Фриста считают представите­лем умеренного крыла Республи­канской партии на «новом Юге». Но умеренность Фриста, в частно­сти, в расовом вопросе, носит весьма «умеренный» характер. В течение нескольких лет он был членом «Бел-Мид кантри-клуба» в Нэшвиле, который закрыт для цветных. Во время своей первой кампании за избрание в сенат в 1994 году Фрист несколько раз до­пускал расистские «оговорки». Так, например, он обвинял своего оппонента сенатора Джима Сэссера в том, что тот «посылает деньги местных налогоплательщиков в Вашингтон Мэриона Бэрри» (Бэрри, тогдашний мэр Вашинг­тона, и большинство населения столицы США — цветные). Соби­раясь принять участие в марше против преступности, Фрист при­казал своим сотрудникам раздать неграм незаточенные карандаши. «Я не хочу, чтобы меня проколо­ли», — пошутил он. Когда автобус, в котором находился Фрист, углу­бился в негритянские кварталы Нэшвиля, Фрист позволил себе ещё одну расистскую шутку: «Мы въезжаем в джунгли». В ходе ны­нешних промежуточных выборов в конгресс Фрист, занимавший пост председателя комитета по ве­дению избирательной кампании Республиканской партии, прила­гал немалые усилия к тому, чтобы ограничить участие в голосовании негров-избирателей. Так что Лотт уходит, а расизм остаётся.

  Rambler's Top100