Print
Hits: 10267

В конце 1989 г. я и мой супруг Велькович Сергей Михайлович открыли производственный кооператив «ВЕС», располагавшийся по адресу: ул. Братская д.3. Летом 1991 г. к нам в квартиру пришел наш сосед и давний знакомый Шадаев Дамир Равильевич. Он был в курсе, что наш кооператив обладает финансовым благополучием и имеет разрешение на внешнеэкономическую деятельность. Шадаев сказал нам, что у него есть возможность заключить очень выгодный контракт на поставку товаров народного потребления из Англии, но он не обладает финансовыми возможностями и у него нет фирмы с валютным счетом и внешнеэкономической деятельностью. Мы обсудили условия контракта и решили включить Шадаева в число пайщиков кооператива «ВЕС» на условиях 50%. Шадаев привел в кооператив «ВЕС» Еникеева Фарида Рахимовича и оформил на него 25% из своей доли. Мы с супругом согласились. Руководителем предприятия, как и ранее, была избрана я. Бухгалтером в кооперативе с начала его деятельности была Кравец Елена Ильинична.

В тот период началось преобразование кооперативов в другие общества. На общем собрании пайщиков кооператива мы решили создать АОЗТ «ТД ТОРГСЕРВИС». Он был создан 17.10.91 г. 50% акций «ТОРГСЕРВИСА» стали принадлежать нам, 25% получил Шадаев и 25% получил Еникеев Ф.Р. Весь товар, принадлежащий кооперативу «ВЕС», в т. ч. 26 фирменных автомобилей, катера, цветные металлы, стройматериалы строительная техника и др.имущество перешло на баланс «Торгсервиса».

Я была избрана президентом и руководителем с правом подписи. Обязанности участников распределились следующим образом: Я – вела коммерческую деятельность организации, имела право подписи и на мне был банк. Велькович С.М. взялся за вопросы приобретения и реконструкции недвижимости приобретенной «ТОРГСЕРВИСОМ» по адресам Владимирский пр. 19 и Курчатова дом 6 корп.4. Шадаев Д.Р. остался ответственный за таможню. Еникеев Ф.Р. отвечал за работу на складе.

В этот период Шадаев привел Касимова Игоря Ивановича и стал уговаривать нас взять его на работу. Мы согласились с его доводами и взяли работать Касимова на склад.

В конце 1991 Велькович С.М. подобрал 2 объекта под строительство по адресу: Курчатова д.6 корп.4 и Владимирский пр. д.19 и согласовал эти проекты с главным инженером города Яковлевым Владимиром Анатольевичем, с которым нас познакомила наша давняя приятельница, бухгалтер Выборгского ПРЭО Мищенко Ирина Борисовна. Во Фрунзенском районе за 2 месяца 4 квартала 1991г. «ТОРГСЕРВИС» заплатил налог с прибыли в сумме 8,5 млн. рублей. Эти цифры свидетельствуют, что наша фирма была одной из самых богатых фирм в городе. Никаких задолжностей перед поставщиками и государством мы не имели.

С начала 1992 г. у нас начались раздоры с Шадаевым, т.к. он стал воровать контейнеры из порта. К нам стали регулярно приезжать бандиты, в т.ч. Малышев, Кирпичев, Артур Кжижевич, Миша «резанный» и др. По фактам кражи контейнеров портовая милиция возбудила уголовные дела (следователь Тепляков В.В.). В общей сложности Шадаевым было украдено порядка 18 контейнеров. В связи с этими событиями Шадаев привел Осипова Юрия Львовича и уговорил нас взять его на работу директором службы безопасности «ТОРГСЕРВИСА», т. к. Осипов бывший работник правоохранительных органов. Осипов имел тесные связи на литейном, брал на себя «крышу» «ТОРГСЕРВИСА» в связи с чем были названы несколько фамилий работников правоохранительных структур, в частности фамилии Олейника – нач. ОБХСС, Олейникова Анатолия Михайловича – руководителя следственного управления. Осипов, пользуясь своими связями, обязался закрыть все уголовные дела в отношении Шадаева. Мы подписали с Осиповым договор в котором Осипов, как директор службы безопасности «ТОРГСЕРВИСА», принимал на себя обязанности по обеспечению личной безопасности учредителей «ТОРГСЕРВИСА» и охраны офиса, принадлежащего «ТОРГСЕРВИСУ» по адресу: Невский пр. д.54. Охрану склада на Заповедной, 51а, как и раньше осуществлял ОМОН под руководством майора Леонова А.Н. Эта охрана на складе нас устраивала, т.к. они очень грамотно исполняли свои обязанности и имели право на ношение оружия. Для подтверждения своих слов Осипов познакомил Велькович С.М. с Сальниковым, которому «ТОРГСЕРВИС», по просьбе последнего перечислил 200 тыс.рублей. В свою очередь Сальников обещал решение проблем, которые могут возникнуть. За свои услуги Осипов получал зарплату по безналу, необходимую технику для своих сотрудников и 3 тысячи дол США для ежемесячной передачи Олейникову А.М., вещи и бытовую технику для передачи сотрудникам правоохранительных органов.

Весной 1992 г. «ТОРГСЕРВИС» официально оформил документы на владение домами по Владимирскому пр.19 и Курчатова д.6 корп.4.и начал оформлять документы на выделенную Выборгским леспромхозом землю в 17 га на Вуоксе. Было создано АОЗТ Гремучий Шлюз, где 51% акций принадлежало «ТОРГСЕРВИСУ», а 49% Леспромхозу.

Весной 1992 г. Велькович С.М. привез на склад Яковлева В.А. для того, чтобы последний имел возможность убедиться в финансовом благополучии «ТОРГСЕРВИСА». Там Яковлев В.А. познакомился с Осиповым и Шадаевым.

«Торгсервис» в соответствии с решением Тендерной комиссии сделал все платежи в размере 33 млн. за дом на Владимирском 19 и 1млн. 200 тыс. руб. за деревянную постройку по адресу Курчатова д.6 корп.4. Также за Гремучий шлюз мы оплатили в дальнейшем уставной фонд в размере 1 млн. руб.

Первые трения с Осиповым у меня начались, когда Осипов в присутствии меня, Велькович С.М. и Голубева Н.М. передал Шадаеву наган, за который Шадаев ранее заплатил ему деньги. Затем Касимов у себя в гараже на Ириновском продемонстрировал арсенал с оружием отечественного производства, в т.ч. пулемет ППШ, который также приобрел у Осипова. В свое объяснение Осипов сослался на конфискованное оружие с Литейного, на которое в дальнейшем он сможет приобрести лицензии через Сальникова.

В это же время Велькович С.М. заключил договор на реконструкцию здания на Владимирском !9 и на Курчатова 6-4 с Финской фирмой Парастек. Авансовые платежи Парастеку были выплачены в размере 337 тыс. дол.США. К работам они приступили немедленно. Параллельно с этим были сделаны платежи Леноблреставрации за проектную документацию, платежи, связанные с буровыми работами по укреплению фундамента дома и др. необходимые платежи, работы по которым уже выполнялись.

В середине мая 1992г. Шадаев взял документацию кооператива «ВЕС» к себе на дачу якобы для работы с документами, а затем, когда 20 мая его дача сгорела, он принес справку о пожаре и объяснение о том, что документация сгорела на даче. Я придерживаюсь мнения, что он специально уничтожил документы, дабы уничтожить свидетельство о том, что весь первоначальный капитал принадлежал нам с мужем.

В июне 1992г., дела в фирме шли превосходно и мы собрались в коллективный отпуск на Мальту. Путевки оформлялись на следующих товарищей: Я, мой супруг и сын, Шадаев с супругой и мамой, Касимов с супругой и сестра Шадаева Диана с Голубевым.

Незадолго до этой поездки Шадаев с Касимовым и с переводчицей Илоной взяли на закупку товаров народного потребления 60 тыс. долл. США и уехали в Италию по приглашению итальянцев которые у нас ранее гостили. Шадаев и Касимов обязались приехать до отъезда на Мальту. Позже, я узнала от Шадаева, что эти деньги они использовали для закупки пистолетов Беретта с глушителями.

В назначенный срок Касимов с Шадаевым не вернулись, Шадаева Марина сказала, что они звонили и сказали супругам, чтобы они не уезжали с нами по необъяснимым причинам. В результате этого 4 путевки пропали и мы уехали в пятером.

По приезду из отпуска, мы с супругом Велькович С.М. плотно занялись работой с Ген.подрядчиком фирмой «ПАРАСТЕК», для чего нам было необходимо несколько раз выехать в Финляндию, где мы параллельно заключили ряд договоров с известными финскими фирмами на поставку продуктов питания для С-Петербурга. Для заключения договоров и в качестве переводчика в этих поездках нас сопровождал Галкин А.М., который выполнял функции юриста и переводчика. В промежутках между этими поездками в офисе на Невском 54 я занималась финансовой документацией. Мое внимание привлекло отсутствие денег на счету, вернее перевод их под различные товары, которые на «ТОРГСЕРВИС» не поступали. Я вызвала бухгалтера Кравец и она пояснила, что Шадаев во время моего отпуска обманным путем забрал у нее печать из сейфа и подготовил ряд платежей, сославшись на мои указания. Тогда я подняла всю документацию, хранящуюся в офисе. При этом я обнаружила пропажу части бланков, а также левый договор с фирмой «Одиссей» и накладные написанные Касимовым на передачу товара директору фирмы «Одиссей» Улькину А.В. Я попыталась получить объяснения по данному факту от Шадаева, но он скрывался на Гремучем шлюзе, где наша фирма в тот момент вела строительство и в частности прокладывала дороги. В эти же дни мне позвонил начальник охраны склада Леонов А.Н. и сообщил, что Шадаев, якобы с моего ведома, вместе с Осиповым и Касимовым выгнали его охрану со склада. Все это произошло когда я находилась в отпуске.

4 сентября 1992 г., накануне моего дня рождения я поехала на склад вместе со своим водителем Моргачевым С.В. с проверкой. Меня встретила охрана Осипова. Я прошла на склад, взяла вино, а при выходе со склада охранники сказали,что по распоряжению Осипова им велено меня и Велькович С.М. сюда больше не пускать,т.к. склады принадлежат фирме Одиссей. Осипов заключил с этой фирмой официальный договор. При этом они передали мне бумагу подписанную Шадаевым со списком тех, кто может проходить на склад. Сев в машину, я позвонила Осипову и Голубеву с приказанием приехать к себе домой, куда и отправилась. Осипов с Голубевым приехали довольно быстро. В качестве объяснения Голубев сказал, что он не в курсе и ему нужно найти Шадаева и переговорить с ним. Осипов стал уговаривать меня не обращаться в правоохранительные органы, обещая связаться с Олейниковым А.М. и оформить все документы на литейном, как директор службы безопасности «ТОРГСЕРВИСА». После этого они уехали, а я поднялась в квартиру Шадаевых и сказала Шадаевой Людмиле, чтобы она срочно нашла Дамира. Ожидание Шадаева затянулось на пять часов и все это время Людмила объясняла мне, что все это недоразумение.

Когда Шадаев явился, он объяснил, что никакого недоразумения нет, – «Я вас кинул».

Через день к нам домой приехали Осипов и Голубев. Осипов в присутствии меня, Велькович С.М. и Голубева сообщил, что был на сходняке, где Артур Кжижевич велел ему передать нам, что если мы обратимся в правоохранительные органы, как нас так и членов нашей семьи убьют. В этот же вечер около нашего подъезда стала дежурить машина с боевиками Кжижевича. Через несколько дней возле нашего подъезда нас встретил Кжижевич, который был на нашей машине «Шевролет-каприз классик» и сказал, чтоб мы не дергались, иначе будет плохо.

После этого Велькович С.М. был госпитализирован в институт Бехтерева с диагнозом «глубокий стресс» и провел там 3 недели. Лечащим врачам Велькович С.М. сообщил, что собираются убить как его, так и его семью.

В ноябре Шадаев позвонил мне домой и сказал, чтобы я приехала на склад для урегулирования наших отношений. Я, вместе со своим водителем Моргачевым С.В., приехала туда. Шадаев проводил меня в одно из помещений склада, где находились Кжижевич и Саша «крупа». Все трое, под угрозами расправы, еще раз объяснили, что меня ждет. После этого «Крупа» сел ко мне в машину и отправился ко мне домой для переговоров с моим супругом. У нас дома, в присутствии сына Антона, он объяснил нам с мужем, что Шадаев может дать команду Артуру и нашего ребенка убьют. Позже я узнала, что Шадаев, Осипов, Голубев и Касимов когда мы находились в отпуске открыли 6 фирм: АОЗТ «ВИКДИ», АОЗТ «Святой Петр», Благотворительный фонд «БРАТСТВО», «ТИМБЕРЛЕНД», «Сильверадо», «КОСТАТУРС». Руководителями и учредителями этих фирм стали кладовщики «ТОРГСЕРВИСА». В эти фирмы перешла часть имущества «ТОРГСЕРВИСА». Осипов, помимо долей в 2 фирмах ВИКДИ и Святой Петр, получил от Шадаева фирменный микроавтобус,стоимостью 40 тыс. дол. США, ранее принадлежавший «ТОРГСЕРВИСУ».

В результате этого у нас с супругом осталась фирма «ТОРГСЕРВИС», по документам на которой было товара на миллионы долларов США, а в наличие они не имелись. Также у нас остались 2 дома на Курчатова и на Владимирском, в которые нужно было вкладывать деньги. Мы срочно взяли в Охтинском ф-ле Ленбанка кредит и отправились в Финляндию, где заключили ряд договоров на поставку в город продуктов. Небольшой склад мы организовали на Владимирском, 19. Договор на охрану мы опять заключили с ОМОНом в лице Леонова.

Всю вырученную прибыль от торговли мы пускали на реконструкцию дома по Владимирском, 19. Подрядчиком «ПАРАСТЕК» взял фирму, принадлежащую Никешину, «ЛЕНКО». На ее счет мы перевели 6.5 млн. рублей. Для привлечения инвесторов к дальнейшему строительству, c которыми у нас были договоренности, нам был необходим договор аренды. Несмотря на то, что мы выполнили все условия города и вели интенсивное строительство, Яковлев В.А. не выдавал нам этот договор. Мы поняли, что продолжать строительство, не имея договора аренды бессмысленно.

10.03.93 мы выставили официальную претензию за 269 Куйбышевской администрации. После этого Шадаев явился на склад, расположенный по Владимирскому, 19 с пистолетом, о чем начальник ОМОН Леонов А.Н. написал официальный рапорт.

29 марта 1993 г., вечером, к нам домой явился Шадаев, устроил скандал, стал требовать передачу ему дома на Владимирском, 19 и дома по Курчатого, 6-4. При этом он угрожал нам пистолетом Беретта. После того, как я попросила его убраться вон, он, в присутствии мужа и сына, нанес мне удар пистолетом в область правого уха, после чего, схватив договор на аренду дома по Курчатого, 6-4, выбежал из квартиры. При этом он оставил на столе папку с документами, где находилась черная бухгалтерия Шадаева, в частности расчеты с бандитами и сотрудниками ФСБ имущества и денег «ТОРГСЕРВИСА». На следующий день я обратилась к хирургу больницы Куйбышева, где хирургом Горбачевым был поставлен диагноз гемотома правого уха.

Летом 1996 г.,когда я начала поправляться после операций меня пригласил Шевченко в Адмиралтейский ОБЭП для дачи показаний по «КОНСОВу». Следует отметить, что «КОНСОВ» принадлежал другу Шадаева, Дитриху Евгению Андреевичу. В настоящее время Дитрих находится в розыске за убийство. Я дала полные показания. Позже, в 1999 г. , приехав в Адмиралтейский ОБЭП, узнать как идут дела по этому делу, я выяснила, что «в связи с моей смертью» в деле имеется протокол соглашения между «КОНСОВОМ», «ВОЛЖАНКОЙ» и кооперативом «ВЕС», в котором Касимов от лица директора кооператива, ставит свою подпись. В результате этих манипуляций дело было закрыто.

С 1996 г.фактически сразу после дачи показаний в Адмиралтейском ОБЭП начались приезды бандитов. По данным фактам я подавала заявления в РУВД Курортного района, налоговую полицию Курортного района и в ФСБ. Никаких расследований, несмотря на многочисленные обещания, не проводилось.