Print
Hits: 2094

Пока Путин и его окружение пытаются сконструировать грамотный и безопасный трансфер власти в рамках российских реалий от нынешнего Президента к его фантомному преемнику, в кейс неудачных транзитов на постсоветском пространстве попадает история с лишением неприкосновенности экс-президента республики Киргизии Алмазбека Атамбаева. 

Отсидев в президентском кресле один пятилетний срок, он покинул пост еще два года назад, инициировав выдвижение нынешнего руководителя страны Сооронбая Жээнбекова. Но теперь после снятия текущим президентом неприкосновенности с бывшего, Атамбаев может быть осужден по нескольким эпизодам коррупции, что грозит ему до 20 лет лишения свободы. 

Над идеальным российским транзитом бьются лучшие кремлевские эксперты. Задача – безопасный вывод Путина из президентства с широкими полномочиями, преференциями и дивидендами, с сохраненным образом лидера национального масштаба, с пожизненной гарантией неприкосновенности на применение к нему импичмента. Преемник осуществляет дальнейшее функционирование страны в формате «путинизма». «Семья» в широком смысле этого слова остается у кормушки.  

Но изменение политического ландшафта в России, новая конфигурация массового сознания народа, иной исторический фон и контекст происходящего в стране и за ее пределами, а также фактологический бэкграунд Президента не позволят оформить грядущий транзит по уже удачно отработанным схемам, таким как: «Ельцин-Путин» в 1999 году, «Путин-Медведев» в 2008 году или «Медведев-Путин» в 2012 году, где в новых реалиях Путин-инкумбент передавал бы власть своему преемнику в рамках предполагаемой выборной кампании. 

В стране происходят настолько глубинные и быстрые тектонические политические сдвиги, что процесс трансфера уже актуален. «Вчера» могло быть еще рано, а «завтра» может быть уже поздно. Постоянно подогреваемая тема ожидания выбора преемника, гадание «на кого укажет перст верховного», умелое притягивание Путиным то одного, то другого важного актора на показ, раскачивает каркас системы, включая в активную борьбу «всех против всех», что может вызвать скорый раскол в правящей элите и катализировать крах режима.

На фоне серьезного снижения доверия в народе к власти в целом, в том числе и верховной, транзит системы – опасный момент для действующего режима:

• элиты находятся в сомнении, останутся ли они «под зонтиком» Путина после его ухода, и будет ли в его руках консолидироваться сила, на которую они и в будущем рассчитывают. 

• силы, оппозиционные режиму, видят трансфер, как шанс для перемен в стране, готовы объединиться для выработки стратагемы, меняющей направление социально-экономической политики в России. 

• внешние и внутренние интересанты, желающие поучаствовать в судьбе государства, понимают, что активизироваться надо до принятия окончательного решения по транзиту. 

• силовикам, играющим ключевую роль в персоналистском режиме, гарантирующим и прикрывающим процесс передачи власти, не удается сохранить свои позиции и личную безопасность по итогам перехода. 

Статус-кво системы меняется, вызывая неконтролируемые процессы политической турбулентности и бифуркации. Нарастает пирамида информационного хаоса: вбросы, фейки, инсайды, разоблачения. Усиление количества посадок из круга властных элит. Время вертикальных конструкций закончилось, началось время сетевых горизонтальных связей. На практике никто не может гарантировать реализацию идеального сценария транзита и его последствий. 

Приступая к операции «Преемник» надо знать, что «эта модель вовсе не является надежной: она чревата как электоральными срывами и послевыборными протестами, так и полной или частичной "изменой" преемника в будущем». Такое мнение высказывает Кирилл Рогов в своей работе «Царь горы».