Print
Hits: 3940

По детским больницам бывшего СССР регулярно ходили молчаливые врачи с набором специального инструмента для выкачивания и перевозки свежей крови. Они просматривали истории болезни мальчиков, чьи родители болели туберкулёзом. Кровь этих русских детей обладает особо сильным иммунитетом и именно она и требовалась молчаливым «врачам». Лечащие врачи-педиатры специально продляли этим детям «курс лечения» для того, чтобы побольше взять крови. Для быстрого восстановления детям давали специальные железосодержащие препараты, чтобы увеличить уровень гемоглобина в крови, которая собиралась для неведомых опытов. Ныне «медицина» ушла далеко вперёд. Теперь требуется не только детская кровь, но и детские органы и стволовые клетки человеческих зародышей. — Ред.

В последнее время очень модным стало рассуждать об оккультных истоках германского национал-социализма. И в то же время тщательно замалчивается такое явление как коммунистический оккультизм. Данный очерк представляет собой попытку восполнить, в определенной мере, существующие в данной области недостатки.

Удивительнейшим образом радикальный атеизм «пролетарской революции» сочетался с радикальным же мистицизмом. Преобладал, безспор-но, первый, но это вовсе не даёт никаких оснований закрывать глаза на наличие второго.

Прежде всего, надо обратить внимание на то, что религия и мистицизм, уже по самой логике вещей, не могли не оказывать влияние на сознание вождей революции. Сам основоположник «научного коммунизма» Карл Маркс явно находился под влиянием мессианских, эсхатологических идей, что великолепнейшим образом разобрал о. Сергий Булгаков («Карл Маркс как религиозный тип»). Американский же исследователь Генри Норт вообще считал возможным утверждать, что в марксизме возродился древний языческий эс-хатологизм с его идеей вечного, циклического обновления мира через хаос («Марксова религия революции»).

Лев Троцкий, некогда бывший вторым лицом в Советской России, длительное время увлекался изучением масонских объединений. Он писал довольно объёмные конспекты по истории данного мистического направления, которые, к сожалению, не сохранились. На этом основании многие недалекие конспирологи даже утверждают о принадлежности к масонству самого Троцкого, хотя документальных подтверждений тому нет. Тем не менее, показателен интерес коммунистического лидера к масонской мистике.

Очевидно влияние религии на главного оппонента Троцкого — Сталина, обучавшегося в духовной семинарии. Из самой партии большевиков Сталин, по его собственным, словам хотел сделать «орден меченосцев» (Троцкий говорил об «ордене самураев»).

Ещё один видный большевик — Николай Бухарин — признавался, что в детстве на полном серьёзе считал себя антихристом и изводил свою мать вопросом — не блудница ли она. Само собой, такие ранние духовные переживания не могут не влиять на отношение человека к религии.

Менее всего фактического материала на интересующую нас тему даёт Владимир Ленин, наиболее упорствующий в атеизме. Тем не менее многие оккультисты были в восторге от него и считали вождя своим человеком. К примеру, «рериховцы» уверяли: «Наши представители посетили Маркса в Лондоне и Ленина в Швейцарии. Явно было произнесено имя Шамбала. Разновременно, но одинаково оба вождя спросили: «Какие признаки времени Шамбалы?» Отвечено было: «Век истины и мировой общины». Оба вождя одинаково сказали: «Пусть наступит Шамбала».

Вожди революции, конечно же, не были мистиками и мы можем говорить лишь о наличии в системе их мышления некоторых элементов мистицизма. Впрочем, были исключения. Наиболее яркий пример — Александр Богданов — один из лидеров русской социал-демократии. Талантливый философ, создатель оригинальной теории управления, он занимал ещё более радикальные позиции, чем даже Ленин. В подполье он возглавил крайне левое течение «отзовистов», выступавшее за отзыв социал-демократической фракции из Государственной Думы. Интересно, что многие «отзовисты» считали необходимым создание особой религии для рабочего класса. Уже после революции Богданов вступил в острую полемику с Лениным по поводу культуры. Он ратовал за совершенно новую, социалистическую культуру — исключительно пролетарскую. А вождь пролетариата выдвинул идею создания социалистической культуры «для всех трудящихся».

Одной из проблем, волновавших Богданова было достижение долголетия и даже безсмертия. Красный теоретик находился под мощным воздействием философа Николая Федорова, мечтавшего о преодолении смерти и воскресении всех умерших людей — причём и безсмертие, и воскресение должны были стать реальности в условиях посюстороннего мира (О воскресении грезил и соратник Богданова известный большевик Леонид Красин, сыгравший огромную роль в процессе увековечивания памяти Ленина. По мнению многих исследователей, именно он стал инициатором мумификации «вождя», причём им двигала надежда воскресить Ленина в грядущем). В своих оккультных увлечениях Богданов уделял огромное внимание фактору крови, которая, как известно, имеет огромнейшее значение в самых разных мистических традициях (в Библии её отождествляют с душой, точнее с одним из её уровней). Мистический фольклор рассказывает о существах, сумевших достичь безсмертия ещё в этом мире. Эти существа — вампиры, пьющие кровь своих жертв и присваивающие тем самым их витальные силы. Не следует думать, что они — всего лишь мрачная выдумка, они — реальность. Да, «киношных» вампиров с клыками и красными глазами не бывает, но сам вампиризм существует — на уровне патологии и на уровне эзотерики. Существует весьма специфическое заболевание — порфирия — и оно характеризуется скоплением под кожей пигмента порфирина. В результате больной абсолютно не выносит солнца, а черты его лица страшно искажаются. Скорее всего, такие больные и послужили прототипами «киношных» чудовищ. Но это патология, а нас сейчас больше интересует эзотерика.

Дело в том, что в некоторых оккультных кругах кровь рассматривается как своеобразный предмет оперативной магии, позволяющий достигать определенных оккультных результатов. Такие представления дошли из древнего язычества, в котором кровь играла громаднейшую роль. По сообщению византийца Прокопия Кесарийского славяне-язычники, ещё до поклонения грозовым божествам Перуну и Роду, поклонялись упырям. Опять-таки, речь идет не о чудовищах, под культом упырей здесь скорее всего понимается культ великих предков, мистическая связь с которыми осуществлялась при ритуальном задействовании фактора крови. Если учесть, что Перун и Род, как грозовые боги, связаны с войной, то данный культ можно считать и воинским — достаточно вспомнить о языческом обычае пить кровь убитого врага. Древние воины теснее других социальных групп были связаны с кровью, их «кастовый» цвет — красный цвет, цвет пролитой в боях крови (современный оккультный вампиризм следует считать вырождением древних языческих верованиях — и здесь безотказно работает схема Генона, согласно которой отжившие своё традиции сохраняются на уровне «психических остатков», используемых адептами контринициации).

Но этот же цвет был и цветом пролетарской революции, цветом Богданова. Сам он проявлял к ней повышенный интерес. Проживая на Западе Богданов посещал лекции знаменитого мистика и выдающегося учёного Рудольфа Штайнера. Одна из лекций называлась «Основы оккультной медицины» и в ней особое внимание обращалось на информативность крови. В 1908 году Богданов опубликовал фантастический роман «Красная звезда», описывающий идеальное коммунистическое общество... на Марсе. Богдановс-кие марсиане достигли без-смертия благодаря особым технологиям обмена кровью между молодыми и пожилыми. Они изображены уродливыми, причмокивающими существами. Потрясает сходство между романом Богданова и произведением Герберта Уэллса «Война миров». Последний приписывает жителям красной планеты тот же самый вампиризм — инопланетные захватчики у него пьют кровь людей (знатоки «оккультных наук» обращают внимание на то, что Марс получил название «красной планеты» благодаря древнеегипетским жрецам — в их астрологии он имел огромное значение).

Перу Богданова принадлежит и ещё один интересный фантастический роман «Инженер Нэтти», в котором также описывается высокоразвитая марсианская цивилизация. И здесь звучит тема «вампиризма». Этот термин приобретал самое широкое значение. По мысли Богданова, любому человеку неизбежно свойственно стареть, чего можно избежать двумя способами: либо обновляться путём максимально полной интеграции в коллектив, либо превратиться в вампира, паразитирующего на этом самом коллективе. Причём социальное в данном случае практически полностью совпадает с биологическим: и «коллективизм», и противостоящий ему «вампиризм» имеют своё физиологическое измерение. То есть на повестку дня опять встает вопрос крови. В самом романе тема крови подается аллегорически, но это весьма показательная аллегория. По наблюдениям литературоведа М. Одесского, многие тексты «Инженера Мэнни» почти совпадают с текстами знаменитого Брэма Стокера, создателя образа Дракулы-вампира. Главный персонаж романа Мэнни, попавший под власть некоего загадочного существа, который так и называется — «Вампир» — избавляется от него только при помощи самоубийства. А по роману Брэма Стокера Дракула позволяет своим жертвам уйти из под своей власти только в случае, если он сами сводят счеты с жизнью. То есть, совершая самый страшный, с точки зрения христианства, грех.

Богданов ставил знак равенства между вампиризмом и капитализмом, что, безусловно, верно. Достаточно хотя бы проанализировать в этом плане такое явление, как ростовщичество. Ростовщика не случайно столь часто именую кровососом, он являет собой тип законченного социального паразита, высасывающего не им произведенные ресурсы. Да и любой капиталист — самый настоящий вампир, присваивающий чужой труд.

Но коммунизм (и коллективизм вообще) не может считаться альтернативой вампиризму. По идее (коммунистической), то, что при капитализме присваивается отдельными личностями, при коммунизме должно перейти к коллективу и справедливо распределяться между всеми его членами. Однако, коллектив, сам по себе, есть абстракция, которая рано или поздно обязательно персонифицируется — либо в фигуре одного человека (вождя), либо в социальной прослойке олигархов — причём и те, и другие будут действовать во имя и от имени коллектива. Вождь в такой системе (вспомним пример Сталина) с самого начала обречен на поражение, ибо коммунисты мировоззренчески предрасположены отрицать принцип единоличного руководства, они вообще предпочитают небесному принципу преобладания единства (прямо вытекающему из веры в Единого Личного Бога) принцип преобладания множественности, основанный на поклонении безликой, аморфной и хаотической материи. Вот почему и при коммунистическом тоталитаризме, как и при демократическом капитализме, на практике осуществляется господство олигархий, основанное на вампирической эксплуатации и сатанинском отчуждении. Так, в СССР реально всю власть и всю собственность контролировал полумафиозный синдикат бюрократов, отчуждающий средства производства от трудящихся (в традиционных обществах основная масса трудящихся — крестьян и ремесленников — сохраняет обладание орудиями своего социального существования).

Показателен пример и самого Богданова, основавшего в Советской России первый, за всю историю науки, Институт переливания крови. Здесь практиковался обмен крови между старыми, больными ветеранами-партийцами и молодыми, здоровыми, полными сил людьми (среди пациентов Богданова встречаются и такие «звезды», как М. Ульянова, сестра Ленина, сумевшая излечиться от практически неизлечимой болезни). Налицо зловещий, весьма тревожный символизм — старое паразитирует на молодом, умирающее — на начинающем жизнь. А присутствие при этом фактора крови сразу напоминает о вампиризме, о попытке «живого трупа» обрести жизнь посредством присваивания жизненных энергий полноценно живого существа. Потрясает то, что в конце жизни, в разгар своих, более чем смелых экспериментов, Богданов часто сравнивал себя со средневековым французским маршалом Жилем де Рецем, уничтожившим сотни мальчиков и юношей ради удовлетворения своих извращенных желаний, а также с целью совершения чёрномагических ритуалов, которые должны были принести ему духовное и физическое могущество. Самому Богданову не суждено было прожить долго — во время одного из экспериментов этот красный учёный и мистик трагически погиб.

Всё это, конечно, проявления космизма, направления, гораздо более глубокого и радикального (в оккультном смысле), чем коммунизм. Именно космизм, зародившийся на русской почве (правильнее сказать, вылезший с темной стороны русского сознания), выдвинул идею самообожения, превращения космоса в некий абсолют посредством теургии и науки. По мысли космистов, мироздания должно проэволюционировать до каких-то тонких, «духовных», «райских» состояний, и, прежде всего, эволюция призвана была изменить самого человека. Упоминавшийся выше Федоров видел создание физически безсмертного человека, обретшего уже в этом мире максимум могущества. Такой безсмертный человек мог, к примеру, летать, активизируя достаточное количество клеток головного мозга (единомышленник Федорова Циолковский считал, что человечество само доведёт свою эволюцию до перехода в энергетическое, «лучистое» состояние). Идея здесь типично вампирическая — продлить до безконечности жизнь в физическом мире, продлить невзирая на волю Бога, который, по уверению Святых 0тцов создал смерть чтобы не сделать грех отдельного человека со-вечным миру, и чтобы этот человек сумел спастись после гибели мира, на Страшном Суде. Космизм и его более примитивный собрат — коммунизм — представляют собой восстание против замыслов Бога — ни больше, не меньше.

Попутно заметим, что коммунисты досталинской эпохи, вполне в духе космизма, покровительственно относились к различным смелым наработкам в области биологии, они жаждали появления совершенно нового, идеального человека и, в этом плане, большие надежды возлагали на биологов. Так, большой поддержкой советской власти пользовалась евгеника, горячими сторонниками которой являлись все наши ведущие генетики. Сразу же после Октябрьской революции под патронажем большевиков возникло мощное Русское евгеническое общество, деятельность которого курировал нарком просвещёния Анатолий Луначарский (кстати сказать, бывший приверженец Богданова). Выдающийся русский генетик Николай Кольцов призывал сделать евгенику религией будущего. Целью советской евгеники было создание принципиально нового существа — субъекта идеального, коммунистического общества.

 

(Окончание в следующем номере)