Уже не один год длится Чеченская война. Как мы все помним, даже Вторая Чеченская компания началась в августе 1999 года. Можно сказать, ещё в прошлом веке. И опять, как и в первой войне 1994-96 гг. русской армии, похоже, не дают довести дело до победного конца. Этого самого конца пока даже и не видать.

Но я хочу написать не об этом. То, что политики не дают армии победить — понятно в наше время уже всем. Но вот в последнее время стало складываться впечатление, что пока армия, сдерживаемая этими политиками, проливает кровь в Чечне, основные её противники плавно зашли в тыл и одерживают там победу за победой. Ещё немного времени и может так случиться, что армия вернувшаяся с чеченской войны вдруг обнаружит, что она вернулась ... в большую-пребольшую Чечню!

О чём это мы? Да всё очень просто. Чечены потерпев сокрушительное поражение от войск генерала Шаманова в открытом бою давно (ещё в начале 2000-го года) поняли, что дальше на исторической родине ловить нечего. И, надо отдать должное их изворотливости, они быстро перестроили свои ряды и радикально изменили стратегию войны с русским народом. Их стратегия теперь разделилась на три самостоятельных направления. Первое, традиционное. Они начали лоббировать в Москве, опираясь на своих соплеменников и либеральных политиков, которые всегда заинтересованы в поражении своей страны. И добились отстранения от руководства войсками сначала Шаманова, потом менее радикального Трошева, затем, ещё менее радикального Баранова. Уровень руководства войсками всё понижался и понижался, самостоятельные генералы сменялись на менее самостоятельных, не самостоятельных, совсем несамостоятельных и просто негенералов. Через некоторое время, руководить армией в Чечне, видимо поставят Сергея Адамовича Ковалёва или Лебедя, что в общем одно и то же.

Второе направление заключалось в том, что в самой Чечне оставили только небольшие силы — заслон, которым была поставлена задача: не вступая с армией в прямые столкновения, изматывать её методами ударов из засады и терактами, причём заранее зная, что армии не дадут радикально отвечать. То есть игра, как всегда, пошла в одни ворота. Естественно, в наши.

Третье направление борьбы с Россией признано стратегическим. Основные силы чеченцев сняты с фронта и направлены, при активной поддержки из Москвы, в тыл русской армии — в глубину России, в русскую провинцию.

Что ж, надо отдать должное, чеченским (или американским?) стратегам — замысел операции безупречен. Зачем драться с русской армией в Чечне и рисковать своими драгоценными жизнями, когда гораздо эффективней можно поставить Россию на колени, воюя с безоружными женщинами, детьми и стариками в глухой русской провинции, да ещё и при активной поддержке администрации в Москве и на местах. Это, я вам доложу, высший пилотаж.

Чеченцы, дагестанцы, ингуши и прочие братские кавказские народы живенько расползаются по России. Миграционные ведомства, под предлогом поддержки беженцев, оказывают им всю возможную помощь, выделяют средства на обустройство, дают жильё, помогают с выделением земли, на которой сами чеченцы, разумеется, работать не будут (для этого существуют русские рабы). МВД, по мере сил, прикрывает процесс расселения, давит недовольство местных русских жителей, сажает недовольных по тюрьмам, отмазывает чеченские банды, когда дело доходит до стрельбы и, конечно, оказывает моральную поддержку «беженцам».

Задача поставлена масштабная: разместить в каждом провинциальном русском городке по банде, в каждой деревне — хоть по одному бандиту с семьёй. Жаль самих кавказцев мало пока. Трудно выкраивать квоты для каждого населённого пункта. Но ничего, они быстро плодятся сами и быстро плодят слой полукровок вступая в контакты с русскими женщинами. Ну а полукровки, понятное дело, уже никогда не ощутят себя русскими. Ничего не попишешь — законы генетики.

Кавказские гости полностью оправдывают надежды своих кукловодов. Быстро создают инфраструктуры, создают липовые фирмы, получают землю, регистрирую охранные агентства, и получают легальное оружие, в том числе автоматическое. Дальше — больше. Как поганки после дождя плодятся чеченские и вообще кавказские банки, фонды, ассоциации. Потихоньку вся эта структура начинает действовать.

Начинают с мелких русских фирм и частных предпринимателей, с тех, кто не может за себя постоять. Например, сейчас на поток поставлен бизнес по угону тяжёлой строительной техники у мелких строительных фирм на Кавказ. Подъезжают, выкидывают водителя из кабины, трубой по голове, быстро переделывают документы с помощью «отдельных недобросовестных сотрудников» ГИБДД, ставят новые номера и в путь — на солнечный Кавказ. А если хозяин выступает — есть добрые аргументы. Все претензии быстро затихают. Точно также, потихоньку подминают под себя местное сельское хозяйство и мелкие предприятия по переработке сельхозсы-рья. Программа «Русский Дом» уже несколько передач посвятила одному такому частному случаю в Калужской области и даже добилась того, что там, в конкретном месте, кавказцы на время притихли. А сотни других, таких же случаев в Липецкой, Тамбовской, Ярославской, Воронежской, Тульской областях? Одной передачи «Русский Дом» на всех не хватит, даже если она будет рассказывать об этих случаях 24 часа в сутки. Да и в передаче работают люди смертные. Глядишь и неприятность какая случится. Автокатастрофа.

Пока кавказцы поставили на поток «заботу» о малом русском бизнесе. Работают с держателями торговых палаток, кафе, контейнеров на рынках, мелкими автомастерскими, строительными фирмами и т.д. Средний и крупный русский бизнес пока может спать спокойно, ещё год-пол-тора у него есть. Поездите, ребята на Канары, покувыркайтесь с девочками, отдохните. Дойдёт время и до вас.

А российская армия всё ведёт спецоперации в Чечне, зачищает, на минах подрывается, на блокпостах гниёт. Воюйте, ребята, воюйте. Однажды вы вернётесь в родную Россию и не узнаете своей страны и своего народа.

Нет, я не призываю армию бросить позиции и уйти из Чечни, оставив её абрекам. Для этого где-то дожидается своей очереди Лебедь или кто-то на него очень похожий. Я просто думаю, что возможно уже настало время начинать «зачистку» провинциальной России и проводить спецоперации в Калуге, Липецке, Ярославле и т.д., по всему списку. А то ведь победа обычно куётся в тылу.

 

Ещё год назад в Москве стало известно, что в столице собираются создать военное подразделение, укомплектованное исключительно чеченцами. Сегодня эта безумная идея воплотилась в жизнь. В Теплом Стане в 27-й мотострелковой бригаде уже сформирована так называемая чеченская «спортрота». Но сами прибывшие в новое подразделение к профессиональному спорту имеют отдалённое отношение, ведь большинство из них не имеет спортивных разрядов. 0тно-шение русских военных и местного населения к такому подарку крайне негативное. Известно, что кавказцы, от рождения обладая гипертрофированной жестокостью, попадая в армию, сбиваются в стаи и пытаются терроризировать окружающих их солдат и младших офицеров. Ещё с интернациональных советских времён существует негласный приказ по армии, в соответствии с которым численность кавказцев в воинской части не должна была превышать пяти человек.

Необходимо отметить, что абрекам сразу же создали привилегированные условия. Московская чеченская диаспора выделила огромные деньги на благоустройство своих земляков: был куплен автобус, в казарме сделан евроремонт. На фоне бедственного положения военнослужащих РФ это выглядит, мягко говоря, вызывающе. Даже условия службы офицеров не могут сравниться с комфортом рядовых чеченцев. Сразу же после приезда горцы «отличились», осквернив памятник русским воинам, погибшим в Чечне. Подойдя к нему всей стаей, они дружно помочились на постамент. 0фицера, который пытался их усмирить, жестоко избили. В один из дней в столовой дикарям вместо сока дали кисель, как и остальным солдатам в части. 0ни всей оравой набросились на дежурного офицера и стали избивать его ногами. безцельно шатаясь по военному городку, где также живут семьи военнослужащих, горцы нашли новую забаву. 0ни хватали жен и дочерей офицеров за руки и нагло предлагали заняться сексом. Кроме этого кавказцы отказались носить форму военнослужащих РФ. Некоторое время им разрешили ходить в спортивной одежде. Только после вмешательства высших чинов из Минобороны чеченцев смогли привести в более или менее человеческий вид. Видя такой без-предел со стороны гостей из Чечни, военнослужащие этой бригады хотели усмирить их своими силами. Но, прибывшее высокое начальство из Минобороны по страхом судебного преследования запретило русским солдатам и офицерам навести порядок в своей воинской части. Несмотря на то, что российские и московские власти отнеслись к ним очень бережно и нежно, как к детям, всё же 18 человек из прибывших убежали в Москву. Тем самым чеченские банды, орудующие в столице, пополнились на точно такое же количество боевиков.

Наверняка московские кавказцы будут часто навещать своих молодых земляков и строить какие-то планы по их использованию. Также можно предположить, что московские чеченцы предложат им какую-нибудь работу. Если учесть, что многие прибывшие из Чечни имеют боевой опыт, а кроме этого ничего делать не умеют, то не трудно догадаться, какую работу им предложат. По данным из правоохранительных органов основная часть чеченцев, живущих в Москве, зарабатывает себе на жизнь похищением людей, бандитизмом, вымогательством, сбиваясь в этническую группировку.

 

Несколько служителей екатеринбургской епархии обвиняются в разжигании межнациональной розни, сообщает ИА «Урал-Пресс-Информ» со ссылкой на «Новые Известия». Им вменяется статья 282 (часть 1) УК РФ: «Возбуждение национальной, расовой, религиозной вражды». Ещё с весны прошлого года в прокуратуру поступали заявления от представителей различных национальных конфессий с жалобами на отдельные статьи, публикуемые священниками в местных православных изданиях. Но прокуратура решительно отвечала, что не видит состава преступления в православном печатном слове. И только в конце 2001 года, когда появилось заявление членов Свердловского отделения Конгресса национальных объединений России (КНОР), подписанное руководителями еврейской, башкирской, немецкой, цыганской, татарской национальных автономий, пришлось прозреть. Тем более, что копию заявления отправили для подстраховки в Совет Федераций, в Генпрокуратуру и в патриархию.

К заявлению были приложены один из номеров газеты национал-патриотов «Русская община Екатеринбурга» и несколько номеров «Православной газеты» и «Православного вестника» — официальных изданий екатеринбургской епархии.

 

Во-первых, для чего сама система взимания налогов? Для того, чтобы за счет товарно-материально-производительных сил содержать и развивать товарно-материально-непроизводительные силы.

Во-вторых, утрачено доверие налогоплательщика к государству. Деньги, уплаченные в сумме налога, уходят совсем не на содержание тех отраслей, в которых нуждается население страны. Они уходят на содержание высшего уровня чиновничества. В-третьих, сама система взимания налогов, начисления налогов столь запутана и противоречива, что мало чем отличается от средневекового «права сеньора». Уже берут налог на выброс углекислого газа в атмосферу — тот же «налог на пыль», поднятую телегой крестьянина в XII — XIV веках. Система взимания налогов не столько непродуманна, сколько специально запутана. Только мозг человека определенной нации, веками тренировавшийся в приискании всё более и более извилистых, запутанных ходов для выживания, может понять то, что говорится в основополагающем документе — НК РФ. Даже сами налоговые органы зачастую не знают, как правильно применить ту или иную статью, инспектора путаются в тоннах и кипах инструкций.

Вместо прогрессивной шкалы налогообложения, действовавшей в России с 1992 года, с 1 января 2001 года устанавливается «плоская» шкала налога в зависимости от вида доходов, что регламентируется ст. 224 НК РФ. Введенная с 1 января 1992 года прогрессивная шкала налогообложения доходов физических лиц неоднократно пересматривалась, однако, несмотря на то что в рублевом выражении налоговое бремя на физических лиц снижалось, с учётом инфляции наблюдалась несколько иная картина.

Таким образом, получалось, что установление прогрессивных ставок подоходного налога в России не согласовывалось с макроэкономическими процессами, и, в первую очередь, — с инфляцией и падением курса российского рубля по отношению к курсу иностранных валют. Несмотря на снижение налоговых ставок вместо снижения налогового бремени имело место его ужесточение, и в первую очередь для лиц, зарабатывающих свыше 12 500 руб. в месяц (свыше 450 долл. США).

Следует напомнить, что установление максимальной ставки налога на доходы физических лиц регулирует не только располагаемый доход физических лиц, но и стимулирует активную часть населения к получению больших доходов. Если максимальная ставка налога установлена на достаточно высоком уровне, то она стимулирует население к активной высокодоходной деятельности. Если же максимальная ставка установлена на относительно невысоком уровне, то она подрывает заинтересованность граждан в активной деятельности с целью получения высоких официальных доходов и ориентирует налогоплательщиков к получению доходов в «теневой» экономике. Однако доходы, полученные в «теневой» сфере экономики требуют легализации при приобретении имущества, подпадающего под налоговый контроль согласно ст. 86.1-86.3 НК РФ. Вместе с тем и это препятствие легко преодолевается: с помощью такого инструмента, как ипотека калькулятор или приобретения права требования — при приобретении жилья; с помощью лизинга — при приобретении транспортных средств; с помощью мены и дарения — при приобретении всех остальных видов имущества.

Необходимо также иметь в виду, что установление максимальной ставки налога на доходы физических лиц и уровня доходов, начиная с которых она применяется, является не столько вопросом налоговой политики, сколько социально-политическим вопросом.

Бывший президент США Р. Никсон писал по этому поводу: «Выравнивание доходов с помощью налогообложения означает их выравнивание в сторону понижения доходов. Главная движущая сила капитализма — вознаграждение за работу и за продуктивность. Если мы, чтобы достичь равенства в доходах, уменьшим это вознаграждение за счет перераспределения части богатства, то этим подорвем также стимулы к созданию богатства.

Нам следует помнить, что перераспределение богатства предполагает прежде всего наличие такого богатства для перераспределения. Во всем мире социалистические лидеры-идеалисты, такие как Миттеран во Франции и Гонсалес в Испании, по традиции настаивали на том, что главной задачей правительства должно быть содействие установлению равенства в благосостоянии. Теперь же они признают, что вместо того чтобы удовлетворяться предоставлением каждому равной доли в бедности, следует обеспечить для всех равные возможности собственным трудом избавиться от бедности».

Сходную точку зрения на прогрессивное налогообложение имел и Д.И. Менделеев, который в 1905 году писал: «Для меня очень желательно в отвлечении будущего прогрессивное подоходное налогообложение, но в нашей реальности на ближайшее время от его применения я жду только зла и обмана. Зло произойдет оттого, что нам для развития благосостояния особо необходимо развитие промышленной предприимчивости, а она ныне не может обходиться без проявленных и приложенных больших капиталов и своих доходов. Их надо всемерно привлекать, а не страшить возрастающими обложениями».

В СССР долгие годы подоходный налог существовал с одной фиксированной ставкой (12 %), но развитие рыночных отношений с появлением у граждан различных по характеру источников дохода и расслоением общества поставило на повестку дня вопрос о введении прогрессивного подоходного налога. Однако даже при введении прогрессивного налогообложения учитывалась не только фискальная цель данного нововведения, но и элементы регулирования.

У прогрессивной шкалы ставок налога на доходы физических лиц есть и принципиальные противники. Так, например, Я. Корнай писал: «Нет нужды делать налоговую систему прогрессивной... Распределение дохода — прежде всего этическая проблема. Вот почему никто не имеет право заявлять, что возможно решить, какое распределение дохода «правильное» на чисто рациональной основе. Некоторые придают самодовлеющую ценность равенству доходов и социальному обеспечению. Эти люди скорее согласятся с более низким уровнем эффективности или меньшим государственным доходом в обмен на равное распределение продуктов... Мой подход сводится к отделению вопроса о том, что требуется сделать для бедных, инвалидов и т.д., от того, нужно ли преуспевающих людей лишать части их заработка и имущества... Не следует облагать прогрессивным налогом тех, кто уже пожертвовал частью своего свободного времени, работая сверхурочно или выполняя дополнительную работу в рабочее время».

Сторонникам регулирования располагаемого дохода граждан с помощью высоких ставок подоходного налога следует напомнить слова Д. Сороса: «Проблема, связанная с регулированием, заключается в том, что процесс регулирования осуществляют люди с присущей им склонностью совершать ошибки. Чтобы избежать произвола и злоупотребления властью, правила и регулирующие акты должны создаваться заранее, но разработать регулирующие акты, которые были бы достаточно гибкими для того, чтобы удовлетворять любым стечениям обстоятельств, довольно сложно. Регулирующие акты, как правило, бывают жесткими и направленными против нововведений. 0граничения и искажения, которые они вызывают, накапливаются точно так же, как и неустойчивость на нерегулируемом рынке. Хорошим примером служит подоходный налог. Чем выше ставки налога и чем дольше они действуют, тем шире уклонение от налогов и тем сложнее налоговый кодекс».

Таким образом, в настоящее время в России победила точка зрения, согласно которой установление «плоской» шкалы налога на доходы физических лиц и отмена прогрессивной шкалы будут стимулировать рост доходов и, соответственно, — рост расходов, инвестиций, которые, в свою очередь, приведут к росту товарооборота и производства товаров народного потребления.

Насколько долго продержится в России «плоская» шкала налога на доходы физических лиц, покажет время.

По мнению населения, введение системы сертификации товаров вплоть до создания единой информационной базы, способной отслеживать движение каждой товарной единицы, вряд ли поможет увеличению налоговых поступлений в бюджет. Только 12 процентов считает это наиболее эффективным средством борьбы с уклонениями от уплаты налогов. Однако большинство опрошенных (47%) видит причину неуплаты налогов в завышении налоговых ставок и связывает её решение с общим снижением налогового бремени.

 

 

(Сокращенный вариант статьи «На краю бездны», опубликованной в журнале «Наследие предков №12)

Один из «отцов-основателей» США Бенджамин Франклин предупреждал в своё время американцев: «Где бы ни было, в стране, где поселяются евреи, независимо от их количества, они понижают её мораль, коммерческую честность, изолируют себя и не поддаются ассимиляции. Они высмеивают христианскую религию, стараясь её подорвать, строят государства в государстве и в случае оппозиции к ним, стремятся смертельно задушить страну в финансовом отношении...

...Если мы, путём Конституции, не исключим их из Соединенных Штатов, то менее чем через двести лет они ринутся в большом количестве, возьмут верх, проглотят страну и изменят форму нашего правления. Если вы не исключите их, то менее чем через двести лет наши потомки будут работать на полях, содержать их, в то время, как они будут потирать руки в своих конторах. Я предупреждаю вас, джентльмены, если вы не исключите евреев навсегда, то ваши дети будут проклинать вас в ваших могилах. Евреи, джентльмены, являются азиатами, они не могут быть никогда другими».

Это пророчество сбылось с началом президенства Франклина Делано Рузвельта. Именно при нём еврейство впервые прорвалось на политический олимп США.

Губернатор штата Нью-Йорк, кандидат от Демократической партии Рузвельт стал президентом в 1932 году, победив на выборах кандидата от Республиканской партии президента Герберта Гувера. Рузвельт получил 25,5 млн. голосов, а Гувер — 16 млн. Демократы выиграли не только президентское кресло, но и стали полными хозяевами в палате представителей и в сенате. Победить Рузвельту помог организованный еврейскими банкирами и биржевыми магнатами сильнейший экономический кризис.

В начале 1929 года экономика США была на подъеме. Так например, выплавка чугуна и стали к этому времени превысила производство Англии, Франции и Германии вместе взятых. Количество легковых автомобилей достигло 21,5 млн., грузовых — 3 млн. За десять лет удвоилась продукция изготовленных на американских заводах электрических машин, быстро развивались такие отрасли промышленности, как химическая, авиационная, производство искусственного шелка и радиопромышленность. Казалось бы ничто не предвещало нарушения нормального хода хозяйственной жизни.

Кризис начался осенью 1929 г. с того, что многие американские банки, к тому времени уже находившиеся под контролем евреев, перестали выдавать кредиты американским промышленникам и начали кампанию по возврату уже выданных кредитов. Чтобы как-то рассчитаться с банкирами собственники предприятий начали массированную продажу принадлежащих им ценных бумаг. Наступил биржевой крах, повлекший за собой банкротство многих тысяч предприятий и связанных с ними нееврейских банков. Так в 1930 году обанкротилось 26355 предприятий с обязательствами на 668 млн. долл., в 1931 году — 28285 предприятий с долгами на 736 млн. долл., в 1932 году — 31822 предприятий на 928 млн. долл., в 1933 году — 20307 предприятий на 503 млн. долл. Также за эти годы обанкротилось 6885 банков с обязательствами на 5525 млн. долл.

Большое количество банкротств носило искусственный характер по заказу евреев, желавших задаром приобрести тот или иной перспективный заводик. Организованные в мафиозные кланы, имея финансовую поддержку со стороны сородичей-банкиров, они образовывали профсоюзные организации на избранных ими предприятиях, с помошью которых доводили до финансового кризиса владельцев предприятий. Профсоюзники также имели поддержку со стороны средств массовой информации, принадлежащих евреям. Владельцы предприятий не имели возможности взять кредит в каком-нибудь банке, чтобы поправить дела после очередной стачки, так как в прессе появлялись статьи, в которых положение владельцев предприятий освещалось исключительно в мрачных тонах.

Под угрозой банкротства стояла даже крупнейшая автомобилестроительная компания Генри Форда, спасти которую удалось только при помощи создания альтернативного профсоюза рабочих, в котором ведущую роль играли русские эмигранты, не понаслышке знавшие про еврейские дела.

Экономический кризис ударил по всем отраслям промышленности, финансов и сельскому хозяйству. Высшей точки своего развития кризис достиг в марте 1933 г., когда производство продукции упало почти наполовину. Добыча угля за этот год сократилась на 42%, производство железа и стали — больше чем на 65%. Из 275 доменных печей действовало только 46. Внешний торговый оборот сократился с 9665 млн. долларов в 1929 г. до 2434 млн. долл. в 1933 г. Экспорт за эти годы уменьшился с 5241 млн. долл. до 1 302 млн. долл.

Кризис в США обнаруживал большую глубину по сравнению с кризисом в других капиталистических странах. Основные отрасли производства США были отброшены назад на десятки лет. Выпуск автомобилей за годы кризиса сократился в десять раз, выплавка чугуна — на 86%. Положение в других отраслях производства было таким же. Кризис сопровождался неслыханным биржевым крахом. Банкротства приняли невиданный в истории США размах. К началу 1933 г. акции многих солидных фирм понизились в 10-20 раз.

Число безработных в 1933 г. достигло 17 млн. Безработные не получали никаких пособий. Заработная плата рабочих упала на 50%, а индекс стоимости жизни за это время понизился только на 29%. Небывалая нужда охватила также широкие слои служащих и интеллигенции. Кризис привел к массовому обнищанию и разорению мелких и средних фермеров. Накануне кризиса фермеры выручали за проданную продукцию 10,5 млрд. долларов, а в 1932 г. — всего 4,3 млрд. долл. Покупательная способность фермерства в начале 1932 г. понизилась вдвое. Кризис разорял

фермерство, усиливая дифференциацию в его рядах. Усилилась пролетаризация мелких и средних фермеров. Количество принудительных распродаж ферм увеличилось в среднем по США с 19,5 на каждые 1 000 ферм в 1929 г. до 26,1 в 1931 г. За 1930-1936 гг. по крайней мере одна пятая часть всех фермеров лишилась крова и земли. В годы кризиса в США насчитывалось около 1,5 млн. безлошадных фермеров.

Первыми шагами Рузвельта во внутренней политике стала отмена «сухого закона» введенного в 1914 г. и который крайне мешал мафиозным группировкам бутлегеров наращивать свою прибыль, введение социального страхования и расширение общественных работ, позволявших подкармливать огромные массы безработных, с целью поддержки ими политики Демократической партии. Администрация президента была полностью оккупирована евреями.

Во внешней политике первым актом Рузвельта стало признание и массированная помощь СССР — открыто репрессивного еврейского режима. После прихода к власти в Германии НСДАП А.Гитлера Рузвельт с самого начала занял враждебную позицию, стараясь вывести США из состояния нейтралитета и организовать широкую поддержку враждебным Германии государствам.

С помощью оголтелой социальной демагогии и используя экономическую слабость своих противников, ещё не пришедших в себя после кризиса 1929-1933 гг. Рузвельт вторично одержал победу на выборах 1936 г.

К концу 30-х годов американцы стали понимать последствия многолетнего еврейского правления администрации Рузвельта. В 1937 г. промышленное производство составляло 70% от докризисного уровня 1929 г. Процесс захвата евреями американского имущества достиг своего пика (Как похоже это на восьмилетку Б.Ельцина в России 19921999 годов — прим. ред.). Количество безработных в 1938 году достигло 14 млн. Треть американцев недоедала, скверно одевалась и жила плохих условиях. Часть демократов выступила против еврейской политики Рузвельтовской администрации и блокировавшись с республиканцами приняли в 1935 году в конгрессе США закон о нейтралитете, запрещавший продажу оружия воюющим странам, что серьёзно препятствовало оказанию военной помощи враждебным Германии государствам. В 1938 г. республиканцы и правые демократы провалили в конгрессе США законопроект о реорганизации правительственных учреждений в еврейском духе, билль против линчевания и был продлен до 1 мая 1939 г. закон об нейтралитете. Всего нескольких голосов не хватило законопроекту об объявлении немецкого языка официальным.

В стране стремительно увеличивали своё влияние и численность расистские и праворадикальные организации: «Американские стражи», «Стражи порядка», «Союз серебрянных рубашек», «Ку-Клукс-Клан» и др.

В этих условиях демократическая администрация Рузвельта сделало ставку на скорейшее разжигание мировой войны с целью силового подавления оппозиции внутри страны и уничтожения национальных, антисемитских режимов в Европе и Азии. Уже в июле 1939 г. правительство США уведомило Японию о расторжении с ней торгового договора, срок которого истекал только 26 января 1940 г. 4 ноября 1939 г. администрация Рузвельта продавила в конгрессе США поправки к закону об нейтралитете, по которому демократические режимы смогли приобретать вооружение в США за наличный расчет и самовывозом.

Правительство Рузвельта приложило немало энергии к развитию военной промышленности США, к оказанию помощи Англии и к подготовке страны к неизбежному столкновению со странами Антикомитерновского пакта. Военный бюджет в 1940 г. достиг 15 млрд. Правительство приступило в 1940 г. к постройке 40 новых военных заводов. Была принята программа ускоренного строительства военных судов. Было заложено или подготовлено к закладке 17 линкоров, 12 авианосцев, 48 крейсеров, 171 эсминец, большое количество подводных лодок и вспомогательных судов. США стали на путь решительной борьбы против немецкого флота на мировых коммуникациях.

В начале июля 1941 г. американские войска высадились в Исландии. По соглашению с Англией США приступили к созданию мощной военно-морской и авиационной базы в Исландии. Началось быстрое военное строительство, превратившее Исландию в стратегическую опору США в северной части Атлантики.

Вскоре в Атлантике американские военные корабли начали нападать на немецкие подводные лодки. В декабре 1941 г. Япония и Германия объявили войну США в ответ на непрекращающиеся враждебные действия американской армии. В годы войны состоялись многочисленные судебные процессы против организаций и лиц, так или иначе связанных с Германией. Многие были запрещены, оштрафованы и т.д.

После смерти Рузвельта и окончания второй мировой войны правые силы развернули широкое наступление на «коммунистических агентов», расплодившихся при Рузвельте. Этим занялись и государственные органы: Федеральное бюро расследований, Комитет палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности и Комитет Сената под председательством Маккарэна. Осенью 1947 г. перед Комитетом палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности предстали десять видных актеров и деятелей Голливуда. Их обвинили в пропаганде «коммунистических взглядов» посредством кино и присудили к тюремному заключению и штрафу.

В 1947 — 1948 г. министерство юстиции и Комитет палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности начали в широких масштабах составление «чёрных списков». В течение двух лет в них оказалось 768 различных общественных и профсоюзных организаций созданных или возглавляемых евреями. 20 июля 1948 г. двенадцать лидеров Коммунистической партии Америки, в том числе Ю. Деннис, В. Томпсон и У. Фостер, были арестованы по обвинению в участии в «заговоре» с целью «свержения правительства США силой». безпре-цедентным событием судебного процесса было вынесение приговора, отправившего за тюремную решетку шестерых защитников обвиняемых. «Отец атомной бомбы» Роберт Оппенгеймер был снят в 1955 году со всех своих постов и обвинен в нелояльности.

Вплоть до избрания президентом Дж. Кеннеди Америка была бастионом консерватизма и антикоммунизма.

Победа Кеннеди стала началом нового ожесточенного противостояния республиканцев и демократов. До этого демократы постепенно теряли своё влияние, накопленное в период Нового курса Рузвельта. Крупный капитал и основная часть белой элиты в США исторически тяготеют к республиканской партии.

Пожалуй, единственным по-настоящему значительным исключением из этого правила является семья Кеннеди, представителей которой консервативный истеблишмент рассматривает как перебежчиков. Избрание же Джона Кеннеди президентом открыло перед демократами перспективы повторения большого успеха, развитого ими при Рузвельте. Роберт Кеннеди занял пост министра юстиции, и братья начали перестраивать систему власти «под себя». Джон повёл наступление на один из ключевых форпостов «старой» Америки — сталелитейную промышленность. При Кеннеди демократическая партия вновь превратилась в «партию революции», цель которой заключалась в замене американской элиты на еврейскую.

Важнейшим ресурсом, обеспечившим победу и колоссальную популярность Джона Кеннеди, стало широкое распространение телевидения. Использование возможностей телевидения, свежий имидж, опора на притесняемые меньшинства превратили его в легенду ещё при жизни. Убийство же и вовсе вознесло на недосягаемую высоту. Выборы 1964 года республиканцы опять проиграли, президентом стал бывший вице- — Лин-дон Джонсон, Кеннеди по сути оставались у власти.

Для спасения ситуация консервативные круги Америки организовали убийства известного лидера движения американских негров, организатора многотысячных демонстраций Мартина Лютера Кинга и Роберта Кеннеди, который намеревался принять участие в выборах. Победу на выборах-68 одержал Никсон. Во время выборов 1972 г., когда Никсон не выезжал из Вашингтона, вместо него предвыборные поездки по стране совершали Рональд Рейган, Боб Доуэл и Нельсон Рокфеллер.

За время правления Никсона республиканцы успели многое. Умело сыграли на противоречиях и раскололи блок СССР—КНР, свели до минимума негативные для США последствия «нефтяного шока». Главным итогом эпохи Никсона стало уменьшение влияния семейства миллиардеров Кеннеди (оно доминировало в политической жизни США на протяжении практически всех 60-х) и долгосрочное укрепление позиций консервативной части американского истеблишмента.

Республиканцам удалось восстановить свои позиции во власти, хотя сделать это было непросто. Восемь лет правления демократов, на которые пришелся самый продолжительный на тот момент период непрерывного экономического роста, остались в памяти американцев как самые благословенные годы. Никсону же пришлось разгребать реальное «демократическое наследство». Десятилетний потребительский бум подорвал основы экономического лидерства США, до предела насытил сколько-нибудь разумные потребительские запросы большинства американцев и вызвал разочарование молодежи в излишне материалистичном образе жизни родителей. На долю Никсона досталось принятие решения об отказе от золотого стандарта («Никсон-шок») и о девальвации доллара. Ему же по наследству перешли война во Вьетнаме и «подготовленная» предшественниками постиндустриальная революция конца 60-х, проходившая под «левыми» лозунгами. Тогда же зародились наиболее известные движения «зелёных». В Москве радостно потирали руки и со дня на день ожидали наступления «пролетарской революции» в Америке. Однако не дождались.

Американская политическая система оказалась гибче. Никсону и его последователям удалось переломить негативную тенденцию. Пришедший на смену Джеральду Форду президент-демократ Джимми Картер был сравнительно управляем консервативным истеблишментом. Пойдя на ряд непопулярных шагов, он неплохо подготовил почву для масштабных реформ Рейгана.

Республиканцы правили после этого двенадцать лет, пока на волне экономического спада начала 90-х и роста недовольства среди нацменьшинств (вспомним безпорядки в Лос-Анджелесе в апреле 1992 года) к власти не пришел Билл Клинтон, который начал быстро эволюционировать в сторону «второго Джона Кеннеди и Рузвельта». К 1996 году прореспубликанская часть американской элиты в полной мере осознала угрожающую им опасность. В бой был брошен ветеран Боб Доуэл, который, несмотря на свой почтенный возраст, имел все шансы выбить Клинтона и его команду из Белого дома. Те 8 миллионов голосов, что не хватило ему для победы, достались прямым конкурентам республиканцев — Партии реформ Росса Перо.

В ходе последних выборов президента США на стороне демократа Гора — проводника глобализации, обещавшего введение единых общемировых стандартов трудового и экологического законодательства выступили американские профсоюзы (вспомним выступление Клинтона на саммите ВТО в Сиэтле). Это, безусловно, ударит по позициям сопротивляющихся постиндустриальной революции американских промышленников. Гор, который опирается на еврейский финансовый капитал, выступает как борец против всевластия производственных корпораций (по аналогии с борьбой с государственным патернализмом и коррупцией в 60-х). Во время последнего, третьего, раунда теледебатов с Бушем он семь раз повторил, что будет бороться против «большого бизнеса вместе с семьями работающих граждан». Другими словами, против консервативной части истеблишмента США.