...Кровавая драма унесла жизнь 18 немецких детей. Она развернулась в одной из гимназий восточногерманского города Эрфурт столице земли Тюрингия, где вооруженный преступник открыл стрельбу. По сообщению немецкой полиции, убийцей, которого некоторые СМИ ранее называли Робертом Штайнхоф, на самом деле зовут Али Каримбей. Этот 19-летний юноша, турок по национальности, ранее был исключен из этого учебного заведения за неуспеваемость, хулиганство и грубость по отношению
к учителям.

Этот вопиющий факт, случился не в тот день, когда турецкий иммигрант пришёл в немецкую школу убивать, а гораздо раньше в 1991 году, когда восточногерманские земли, в ту пору называвшиеся ГДР, вошли в состав ФРГ. Первоначальной радости по этому поводу у жителей восточногерманских земель не было предела. Все думали, что наконец-то демократия и высокий уровень жизни будет и у них. С каким остервенением жители ГДР ломали берлинскую стену, прорубая себе дорогу к счастливой западной жизни. Во время этой акции восточные немцы от переполнявшей их радости улыбались, пели, танцевали. К их большому сожалению, действительность, после воссоединения Германии, оказалась намного трагичнее. За ожиданием сытой жизни, они не заметили ту сторону  на Западе, которая не афишировалась. Одна из больших проблем ФРГ было то, что немцев еврейская пропаганда, доминирующая сейчас в мире, сделала постоянно виноватыми в том, что Вторая Мировая война была инициирована Германией. Несмотря на то, что после окончания последней войны, прошло несколько десятилетий, им постоянно напоминали об их вине. Немецкие национальные чувства были задавлены. Они не могли и раскрыть рта, говоря о своих национальных интересах. На этой трагичной волне в западную Германию с начала 50-х годов ХХ века стали прибывать турки, которые хотели урвать очень жирные куски от жизни в ФРГ. Для этой сравнительно небольшой страны количество приезжающих ежегодно турок было поистине угрожающим. Каждый год в западной Германии число новых турецких переселенцев увеличивалось на 100 000. Эта тенденция сохраняется и в наши дни. Как только первые турецкие переселенцы стали прибывать в ФРГ, количество тяжких и особо тяжких преступлений связанных с грабежами и убийствами резко увеличилось. Статистика продажи наркотиков резко пошла вверх. Налицо была криминализация немецкого общества. Турки, которые находились на более низкой ступени развития, по сравнению с европейцами, очень агрессивно стали себя вести по отношению к местным законам, обычаям и немцам. Когда какой-то человек или целое сообщество определённой национальности попадает в новые условия жизни совершенно с другим, более высоким интеллектуальным развитием, глубокой культурой, то невозможность понять эту более высокую ступень развития приютившего их народа вызывает ответную агрессивную, реакцию ко всему окружающему, со стороны пришельцев, в данном случае турок. Этот синдром хорошо известен в психиатрии, и был изучен в конце 19 века. Название ему «Бред в иноязычном окружении». Он касается тех случаев, когда человек (мигрант) низкого цивилизационного уровня попадает в окружении народа стоящего на более высокой ступени развития. Европейскими психиатрами изучены две стадии поведения мигрантов. Первая стадия начинается примерно через 1-2 недели после прибытия, и во время нее, приехавший ощущает себя подавленным. Ему кажется, что местное население постоянно унижает его, преследует, недооценивает. За первой стадией идет вторая, прямо противоположная. Мигрант начинает вести себя резко агрессивно по отношению к коренному населению. От него исходит хамство, грубость вплоть до прикладывания физической силы. Прибывший, ищет себе подобных, и они начинают сбиваться в опасные, агрессивно настроенные стаи. Как, отмечают ученые, такое поведение есть продукт примитивного мозга, к сожалению его нельзя устранить. Эта проблема коснулась не только Германии, но и России. Прибывшие в Германию агрессивно настроенные южане к тому же считали, что более высокоразвитое общество должно отдать им самое лучшее, несмотря на то, что их трудовой вклад в немецкую экономику был весьма низок. К тому же, турки начали активно занимать целые кварталы в немецких городах вытесняя оттуда немцев. При этом в этих жилых массивах устанавливался турецкий порядок жизни. Рядовому немцу показываться в районах, занятых не прошенными гостями, было опасно. Пришельцы считали эти кварталы уже своей вотчиной и всячески препятствовали появлению в них белого человека. Несладко приходилось и полиции, которая заезжала по своим служебным делам в эти места. Их постоянно обкидывали камнями, бутылками с бензином и прочими предметами. Нередко у стражей порядка случались тяжёлые травмы после посещения этих мест. В ФРГ стали образовываться небольшие турецкие государства со своими законами. Воздействовать на эти анклавы со стороны немецких властей было всё труднее и труднее. Многие западногерманские журналисты и политические деятели, такие как Герхард Лаук пытались с помощью средств массовой информации обратить внимание на столь вопиющий факт, но их тут же объявляли нацистами, сажали в тюрьму или выдворяли из страны. Здесь надо пояснить читателю, что многие западные немцы понимали опасность, исходящую со стороны турок для Германии, и пытались протестовать, но мировая политическая закулиса, чувствуя важность момента, подключала большинство мировой прессы, телевидения и др. и напоминала немцам в их главной роли в развязывании второй мировой войны. Также сыпались многочисленные обвинения немцам в попытке возродить нацизм. После такой массированной пропагандистской атаки бюргерам не оставалось ничего как замолчать. В восточных Германских землях положение с мигрантами было прямо противоположное. Как и в других социалистических странах, границы ГДР были плотно закрыты, и миграция не поощрялась. Проехать незаконно, было практически невозможно, работа спецслужб была организована очень высоко. Восточные немцы, никогда не сталкивались с агрессивной турецкой миграцией и поэтому были к ней не готовы. Как только произошло воссоединение западных и восточных немецких земель турки как легально, так и нелегально огромным потоком хлынули в восточную Германию, неся с собой массовую преступность, распространение наркотиков. С 1991 по 2002 год на землях бывшей ГДР стало проживать 1 миллион турок. Их дети, так же как и немецкие, стали ходить в одни и те же классы. При этом родители немецких школьников неоднократно пытались привлечь внимание общественности на агрессию со стороны учащихся турок к немецким детям. Активно проявить обеспокоенность таким положением вещей, родителям-немцам не давали, обвиняя их в излишней расовой нетерпимости. Когда-нибудь такая ситуация в немецких школах должна была закончиться трагедией.

Она разыгралась в тот момент, когда всем ученикам раздали экзаменационные контрольные по математике. Вооруженный помповым ружьём и пистолетом, преступник в маске прошёл по нескольким классам, методично расстреливая преподавателей. Турок, стрелял прежде всего по взрослым. Затем он взял в заложники 28 школьников, двое из них были серьёзно ранены, и забаррикадировался в одном из классов.. В самом здании началась паника. Дети выбегали на улицу. Они были в шоке. Как заявил в последствии на пресс-конференции шеф эрфуртской полиции Манфред Грубе, после сообщения о стрельбе в гимназии, туда был срочно отправлен наряд. Прибывшие на место происшествия полицейские попытались войти в здание школы, однако преступник открыл по ним огонь, в результате чего один из офицеров получил смертельное ранение. Место происшествия блокировали полицией, дети эвакуировались. По словам тех, кому удалось бежать из здания гимназии, класс просто залит кровью.

В здании, где были захвачены заложники, началась стрельба. Первоначально, полиция считала, что заложники мертвы. После того, как выяснилось, что положение слишком серьезно, в район школы перебросили спецназ, а позиции на крышах близлежащих домов заняли снайперы. Когда военнослужащие вошли в здание, перед ними открылась чудовищная картина: у входа в школу, в коридорах и в одном из туалетов лежали тела погибших. Преступник покончил с собой, как только к нему приблизился прочесывавший школу спецназ. В связи с трагедией в Берлине приспущены государственные флаги на зданиях ведомства федерального канцлера, рейхстаге и других госучреждениях. В церкви, расположенной рядом с гимназией, прошла поминальная служба. Весь день жители города несут туда свечи и цветы. В Германии, случившееся называют самой страшной трагедией за всю послевоенную историю страны. Свои соболезнования семьям погибших выразил канцлер ФРГ Герхард Шредер: «Все мы скорбим вместе с родственниками жертв этой трагедии. Нам всем ещё только предстоит осмыслить проишедшее. Потребуются все силы, чтобы это пережить». У стен школы - живые цветы и свечи. Рядом - плакат с единственной надписью - «Почему?». Но ответа на этот вопрос уже не сможет дать никто.

Министр внутренних дел Германии Отто Шили считает, что сейчас самое время задуматься над созданием новой системы безопасности в школах и стране. С ним согласен и канцлер Шрёдер. По его мнению, самое страшное, что это преступление совершил юноша, почти ребёнок, действовавший в одиночку. Мы, наконец, должны задуматься, что происходит в нашей стране, сказал канцлер. Сейчас полиции предстоит выяснить, как в руки нападавшего турка, попало огнестрельное оружие.

Трагедия в Эрфурте совпала по времени с рассмотрением в бундестаге - нижней палаты парламента - законопроекта об ужесточении правил продажи оружия. Теперь становится обязательным получение разрешения на приобретение газовых пистолетов, а оружие и боеприпасы надлежит хранить в разных помещениях. Хочется надеется , что после такой трагедии, поднимут вопрос, и целесообразности массовой миграции южных народов в Германию. Если он не будет решен, то никто не даст гарантии, что подобная трагедия, умноженная во много раз, не повторится вновь.