Print
Hits: 3486

Понедельник, 29-е июля 2002 года, был особенно жарким. Народ, млея, мчался в тухлых тоннелях метро на работу, вперяясь в аршинные газетные заголовки, типа «Кошмар с неба». Две авиакатастрофы, грянувшие почти одновременно, затмили в массовом сознании событие, случившееся накануне, в сонный дачный «уикенд» 28-го июля.

Люди и не знали, что сегодня они проснулись в откровенно большевистском государстве. В воскресенье чекист-президент Путин подписал закон «об экстремизме».

Закон для палачей.

Не обошлось и без плановой провокации. Чуть ли не в день путинского подписания, в Москве, в Ясенево, на каком-то балконе, грохнуло взрывное устройство, вмонтированное в трубу с «антисемитской надписью». Спрашивается, кому нужны эти «устройства», кроме ФСБ? Немедленно отреагировал главный раввин России Берл-Лазар, запросто посещающий президентский кабинет: рабби заявил, что необходима аж СПЕЦИАЛЬНАЯ СИЛОВАЯ СТРУКТУРА для борьбы с антисемитизмом! Да уже была такая структура, рабби, называлась она - ВЧК или просто Чека. Князь Жевахов в своих «Воспоминаниях» (М., 1993) уверяет, что это слово «является не только сокращением слов «чрезвычайная комиссия», но на еврейском языке выражает «бойню для скота», т.е. как раз отвечает понятиям Талмуда, рассматривающим каждого нееврея как животное и требующим его убийства». Соответственно, борьба с «антисемитизмом» являлась приоритетной задачей Чеки. Вот, например, киевская чекистка Роза Шварц решала ее, по свидетельству Жевахова, таким образом: «Залей ему («антисемиту», надо полагать - А.Ш.) глотку горячим оловом, чтобы не визжал, как поросенок» (стр. 136). Горячее олово - лучшее средство против «разжигания межнациональной розни». Проверено.

Работы было много. Например, «антисемитами» оказались почти все казаки. В результате население Дона к 1920 году стараниями Свердлова, Троцкого, Якира сократилось наполовину -миллион казаков, как «зоологических антисемитов», уничтожили физически. Так что, рабби, не переживайте, российский опыт борьбы с «антисемитизмом» весьма богат. И, главное, ВЧК стоит,как и стояла, на своем месте, только именуется теперь по-другому! И портреты отца-основателя Феликса все также висят в лубянских кабинетах. И называются-то лубянские сотрудники в обиходе по-прежнему: чекисты. Причем, горделиво, с пиететом.

Кстати, опять о казаках. Вернее, об их новых «земляках». Как сообщили «Аргументы и Факты», на плодородных ставропольских черноземах обосновался недавно эдакий еврейский «колхоз», человек 50. Взяли в аренду казачью землю. Всерьез и надолго, конечно. Техника у них «самая навороченная», импортная, вот правда, вкалывают на ней аборигены, причем за копейки. А самих этих арендаторов народ видит в основном только на рынке, куда они на джипах приезжают за продуктами - в «ермолках», с пейсами, в сопровождении охранников с пистолетами. С нашими общаются только через переводчиков. Чем не колонизаторы? Русские фермеры на раздолбанных «Белорусях» этим ребятам не конкуренты. Поэтому еврейское хозяйство будет крепнуть, расширяться; такие же «кибуцы» есть уже и в Ростовской области. Что это - тенденция? Земелька-то все плодороднейшая, жирная. Наша земля.

Поражает абсолютное отсутствие комплексов у пришельцев. Ведь совсем недавно, с исторической точки зрения, их соплеменники, а, возможно, даже их родственники разказачивали и раскулачивали предков тех, кого сегодня «кибуц» в порядке «свободной» конкуренции планомерно выдавливает с родной земли, превращая в батраков. Второе пришествие комиссаров. Вот им-то и нужен закон «об экстремизме», чтобы их наемная охрана спокойно пускала в ход свои пистолеты.

Собственно, об этом с нагловато-тупой откровенностью говорил недавно Немцов: в стране много бедных, и они готовы взяться за оружие, поэтому необходим соответствующий закон. Закон, чтобы стрелять в бедных. И бесстыжий кремлевский пиарщик Павловский, выступая в июне в телепрограмме «Свобода слова», гнул туда же: да, нужен такой закон, поскольку нельзя допустить новый передел собственности. Нельзя позволить ограбленным вернуть свое, кровное.

Еду в метро, в глаза бросается заголовок: «Интервью с самым богатым человеком России». Интересно, думаю, кто такой? Оказывается, Ходорковский - личное состояние примерно 4 миллиарда долларов. Самый богатый человек России почему-то не

русский, а еврей. А что он сделал, этот гений бизнеса? Поднял производство? Воздвиг города? Вырастил хлеб? Повысил уровень жизни в России? Нет, все те годы, пока он богател, русские нищали. Получается, он просто паразит, в лучшем случае, этот гладколицый холеный тип. А вообще-то просто вор. Он присосался к нашей общей нефти и качает, продавая ее нам же. Четыре миллиарда долларов!

А кроме него есть еще Абрамович, Фридман, Авен... У каждого по миллиардика 2-3 зеленых (а народ сидит месяцами без зарплаты). В обойме сверх-богатеев России русский, похоже, один Потанин, да и то вопрос. Вот их-то и хочет защитить от гнева бедных Немцов, вот об их-то собственности печется Павловский. И президент Путин.

Бедные - это, конечно, в основном русские. Российское государствообразующее большинство. Чужеродный режим боится восстания русских. До ужаса, до холодного пота. До бреда. Бредом и является закон «об экстремизме», согласно которому можно сажать и запрещать всех и вся. Теперь угол свастики будет мерещиться всякому менту даже в изгибе московских фонарей. Власть что-то знает, знает больше нас. Знает, что недалек тотальный обвал Системы. Будто каленую полоску зари, видит она грядущий час русского гнева, вызванного неплатежами, дефолтами, коммунальными и пенсионными реформами. Для этого часа она и приготовила этот закон, чтобы косить вслепую, в животном страхе за свою шкуру, мятежные голодные толпы. Как это было в 1918-м. И в 1933-м. И в начале 60-х, в Новочеркасске. Всегда.

Я вижу змеиные глаза зла, ядовитый прищур: «Ну что, теперь не вякнете?»

Путин подписал закон против русских. Значит, он враг русских.