С деньгами имеют дело все. Поэтому всех касается и всех должна интересовать предложенная министром финансов С.Ю.Витте в 1895 году денежная реформа.

Проект перехода от серебряной к золотой валюте вызывает­ся у нас примером стран, опередивших нас в культурном разви­тии. Чтобы знать, какой пользы мы можем ожидать от предполо­женной денежной реформы, нам следует справиться, какую пользу такая реформа принесла странам, раньше нас принявшим золо­тую валюту.

Справляемся по официальным документам: Золотая валюта впервые вытеснила серебряную валюту Англии в 1816 году. По­трясающие кризисы не замедлили разразиться над торговлей, промышленностью, разорительнее всего над земледелием. Об этом свидетельствуют: Английская Парламентская Комиссия 1822 г., Sismondi, Aranald, Alison, Dana Horton и др.

В 1873 г. золотая валюта заменяет серебряную в Германии, а затем в Соединенных Штатах Северной Америки. С тех пор зем­ледельческий кризис стал хронической, постоянно ухудшающейся болезнью этих стран.

В 1879 году Франция прекращает свободную чеканку сереб­ра — предоставляет привилегию золоту. Кризис всюду обостря­ется, распространяясь на промышленность. О разорении земле­делия и промышленности золотой валютой свидетельствуют от­четы парламентских комиссий, монетный дефицит, ходатайства торговых палат. Донесения консулов указывают на процветание стран, сохранивших серебряную валюту.

В 1893 году Английское правительство прекращением сво­бодной чеканки серебра в Индии возвышает искусственно курс серебряной рупии выше цены серебра.

Эта переходная мера к введению золотой валюты вызывает в Индии, процветавшей до 1889 года, острый земледельческий и промышленный кризис, (см, речь М. Yule, директора Bank of Calcutta. Economist Europeen 3 Sept. 1897 r).

В 1893 году, золотая валюта получает безграничное господство в Соединенных Штатах. Кризис становится опустошитель­ным: промышленность терпит тяжкие убытки; земледелие прихо­дит на край погибели.

По мере распространения золотой валюты спрос на золото растёт, золото дорожает; цены на все товары падают. Каждый успех золотой валюты приносит новые бедствия земледелию и промышленности.

Но если золотая валюта не приносит ничего, кроме разоре­ния земледелия и промышленности в тех странах, где она посели­лась, то почему же её не изгоняют? Почему, напротив, страна за страною спешат открыть ей своё гостеприимство?

Ключ к этой загадке мы находим в замечательном докладе «Серебро и Цены», читанном известным английским экономис­том Мортоном Фрюэном (М—г Moreton Frewen) в лондонской Society of Arts 26-го Мая 1897 г. «С 1873 года, — говорит Moreton Frewen, — цена золотого соверена почти что удвоилась; человек, который в 1873 году имел 100.000 фунтов стерлингов, и сегодня имеет те же 100,000 ф. ст., теперь в два раза богаче, чем в 1873 году».

Значит, распространение золотой валюты, вызывая вздоро­жание золота, приносит выгоду капиталисту-миллионеру.

Вздорожание золотого рубля обогащает небольшую группу банкиров за счёт всего остального человечества.

Еще в 1888 году сэр Роберт Гиффен (sir Robert Giffen) выска­зал, что наблюдаемая ныне замена высоких цен низкими происхо­дит от изменения денег... Что масса долгов должна быть погаша­ема и проценты по ним уплачиваемы вздорожавшими деньгами —дело крайне серьёзное и величайшей важности.

Дебитор, т.е. всё трудящееся человечество, должно отдать вдвое больше товаров — произведений своего труда, чтобы упла­тить тот же самый долг своему кредитору-банкиру. Это благо­даря изъятию денег, о котором говорит Гиффен.

Произошло ли это изменение денег случайно? — Нет.

До 1873 года золото и серебро в равных долях составляли денежное богатство человечества. В 1873 г. банкиры сказали: серебряные деньги — не деньги; только золотые деньги — деньги, денег стало вдвое меньше. Товаров осталось столько же. Деньги по отношению к товарам стали вдвое дороже. За тот же денеж­ный долг приходится расплачиваться двойным количеством товаров — двойным количеством произведения труда. Но ведь это обвешивание.

Когда скупщик на весах обвешивает отдельного клиента уве­личенными в весе гирями, общественное мнение возмущается, все общество, суд вступаются за обманутого клиента.

Почему же, когда группа банкиров, при помощи вздорожавшего соверена, обвешивает на деньгах все человечество, никто не вступается за обманутое чело­вечество?

Моисей учил свой народ в пустыне:«... ты будешь да­вать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы, и господствовать будешь над многими наро­дами, а они над тобою не будут господствовать». (Второзаконие XV. 6).

Ныне человечество разделено на две группы: с одной сторо­ны горсть банкиров, помнящих и исполняющих закон Пророка; с другой стороны всё остальное человечество, не исполняющее за­поведи Писания. Интересы первых господствуют над интересами последних, хотя первые составляют меньшинство, а последние — всё человечество.