Александр III хотя и слыл по своим взглядам русским националистом, но он заключил противоестественный для России союз с еврейской Францией, что стало потом для нашей страны гибельным, так как Россия стала враждебным государством для очень сильной объединенной Германии. Именно Александр III сделал министром финансов С.Ю.Витте, знаменитого «реформатора», связанного с французскими Ротшильдами. Как и нынешние «гайдары» и «черномырдины» Витте слыл изрядным казнокрадом и коррупционером в свою бытность министром путей сообщения. Самым главным делом Витте стало лоббирование договора с Францией в обмен на многомиллионные кредиты, организованные Ротшильдами. В 1897 году Витте проводит денежную реформу, которая ввела золотое обеспечение бумажных денег, взамен бывшего раннее серебряного. Так как, золота в обращении в денежном исчислении было гораздо меньше, чем до этого серебра, это привело к резкому удорожанию кредита, что быстро обогащало владевших золотыми активами еврейских банкиров Англии и Франции. Итогом деятельности Витте стало то, что у России к 1914 году образовался громадный внешний долг, лёгший непомерной ношей на экономику России. Витте был автором Манифеста о даровании населению политических свобод, подписанного Николаем II 17 октября 1905 года в условиях острейшего политического и финансового кризиса, вызванного поражением России в Русско-Японской войне и революционной активности евреев. Сразу же после отмены черты оседлости для евреев, объявленной Манифестом от 17 октября, Ротшильды предоставили России большой кредит, который помог погасить кризис. Таким образом выстраивается цепочка заговора, организованного обезьянами, итогом которого стало дарование политических свобод и свободы передвижения громадным массам местечковых евреев, ставшие главной ударной силой в руках лысых обезьян в сокрушении России в 1917 году.

С введением в России золотого рубля положение русских крестьян сильно ухудшилось. Хотя земля, которую они обрабатывали, принадлежала уже им, тем не менее большинство крестьян продолжала платить по займам, предоставленным им государственным Земельным банком для её выкупа у помещиков. Золотой рубль, введённый Витте, сделал крестьянские долги непосильными, так как продукция их хозяйств стремительно дешевела по отношению к курсу золотого рубля. В России начались восстания крестьян, доведённых до отчаяния наступившим голодом (чтобы заплатить за землю, крестьянам приходилось продавать зерно за безценок), малоземельем, нуждой. Подавлением протеста русского народа против грабительских реформ С.Витте занялся министр внутренних дел П.Столыпин - ярко выраженный хищник-суперанимал. За восемь месяцев деятельности столыпинских военно-полевых судов было утверждено около 1100 смертных приговоров в основном восставшим крестьянам, которые никак не были причастны к деятельности городских революционеров.

Крушение Российской империи в 1917 году, как мы теперь видим, произошло не случайно.


(Отрывок из брошюры «Обезьяны Путина)



21 июля 1969 года Эдвин Олдрин, член эки­пажа космического корабля «Аполлон-11», стал вторым землянином, якобы ступившим на по­верхность Луны. Первым был командир «Аполлона» Нейл Армстронг, сказавший: «Такой маленький шаг одного человека — и такой гигантский шаг всего человечест­ва!» Имена Армстронга и Олдрина, якобы побывавших в лунном Море Спокойствия, а так­же Майкла Коллинза, пилотировавшего ко­рабль на орбите вокруг Луны, становятся известны всему миру. Астрономы даже на­звали кратер на обратной стороне Луны именем Олдрина.

13 сентября 2002 года астронавт напомнил о себе самым неожиданным образом. Его интервьюировал телеведущий Барт Сибрел, категорически отказывающийся верить в то, что высадка на Луну вообще имела место. Сибрел довольно долго уговаривал Олдрина признаться в том, что вся лунная экспедиция «Аполлона-11» и последовав­ших за ним управляемых космических ап­паратов была фикцией, приведя знамени­тость в состояние крайнего раздражения. Наконец Сибрел положил на стол Библию и предложил Олдрину поклясться на Свя­щенном Писании в том, что он действитель­но был на Луне.

О том, что было далее, сообщил журнали­стам Гэри Гилмонд, представитель управле­ния полиции фешенебельного района Бе­верли Хиллз, подчиненным которого при­шлось наводить в студии порядок. Судя по всему, журналист несколько раз ткнул Олдрина увесистой книгой. Великий астро­навт, доктор наук, профессор и отставной полковник ВВС США показал обидчику и телезрителям, что в свои 72 года он нахо­дится в прекрасной физической форме. Ол­дрин весьма чувствительно поколотил 37-летнего Барта Сибрела, чтобы тому не­повадно было ставить под сомнение геро­изм участников «лунной программы» 60— 70-х годов. Кстати, Олдрин крайне религио­зен и ко всему прочему отомстил обидчику за использование Библии в качестве сред­ства физического давления.

Адвокат Олдрина заявил в этой связи, что астронавт во время телеинтервью был вы­нужден защищаться, столкнувшись с «аг­рессивным поведением». Сибрел тоже вы­работал линию защиты. Он пожаловался на то, что пытался заставить поклясться на Библии уже шестерых астронавтов — участников «лунной программы», но ни один из них не захотел этого сделать.

 

 

Во Франции начался судебный процесс, который обещает стать самым громким событием пос­ледних месяцев этого года. На скамье подсудимых один из са­мых известных современных пи­сателей Франции Мишель Уэльбек, которого обвиняют в разжигании национальной и религиоз­ной вражды. Поводом для обви­нения писателя, которого во Франции любят сравнивать с Альбером Камю, стало его ин­тервью журналу Lire, в котором он назвал ислам «глупейшей ре­лигией мира» и высказал массу претензий к Корану, который, по его словам, написан «жутким языком». В качестве улик обви­нение предоставило не только текст интервью, но и отрывки из книг Уэльбека, из которых проку­рор заключил, что писатель ис­пытывает стойкую неприязнь к мусульманам.

Писатель, разумеется, вину свою не признает, утверждая, что в беседах с журналистами обычно говорит не то, что дума­ет, а то, что от него хотят услы­шать. Тем не менее, говорят французские журналисты, Уэльбек будет признан виновным и осужден. Франция намерена ис­пользовать пример Уэльбека, чтобы показать своё расположе­ние мусульманам, что особенно важно накануне вероятной опе­рации в Ираке.

 

Орденская идея в России

Мы живём во время, когда результатом духовной апостасии может стать окончательная гибель уникального национально-религиозного идеала, идеала, рождённого духовным гением русского народа — Святой Руси!

На заре нашей истории, носителями этого священного идеала были князья Рюрикова Дома, давшего Церкви величайший сонм святых — богатырей веры и духа, а также дружинники первых русских князей.

Военный слой молодого государства был его духовной элитой.

Символично для истории России, проведшей две трети исторической жизни в войнах за национальную и духовную независимость, что именно люди с мечём были первыми носителями идеала Святой Руси.

Для общеевропейской истории характерно: чем ниже по иерархической лестнице сословий, тем национальные и религиозные ценности народа выражались всё менее ярко, окончательно исчезая в нижних слоях общества, не имевших реального представления о высших ценностях общенациональной духовной культуры. Именно эта безнациональная в высшем метафизическом смысле среда и была инициатором мелких и крупных языческих восстаний волхвов и кудесников против господствующего дружинного слоя. Примером такого выступления были восстания черни во главе с волхвами в Ростовском крае в 1071 г. Параллельные процессы происходили во всей Северной Европе.

Военная аристократия древней Руси была и носителем родовых традиций — в отличие от чёрного люда. Контакты с иноэтническим элементом происходили, в основном, в низших сословиях. Таким образом, христианская дружина первых Рюриковичей была не только носителем духовного идеала Святой Руси, но и выступала в роли национального стержня, сохраняя своё этно-биологическое, родовое лицо, являлась, по сути, расовым ядром зарождавшегося православного единого русского народа.

Мы не собираемся доказывать абсурдность утверждения о полиэтничности дружин первых князей. Этот вывод делают, только исходя из разрозненных материальных находок, предоставляемых археологией. Ни летописи, ни былины, ни предания не знают никакой полиэтничности. От начала дружина была этнически русской. Возвращаясь к национальной и Религиозной идее этноса, заметим, что только после монгольского нашествия, после упорной многовековой борьбы, духовный святорусский идеал стал достоянием всего русского православного народа, а не только аристократии. Протоиерей Лев Лебедев писал в своей книге «Великороссия»: «В истории – жизни Народа как Личности движения высшей и низшей воли выявляются в настроениях правителей Народа, а также некоей решающей массы общества, которая всегда очень малочисленна по отношению к общей массе народа, но в ней кристаллизуется и с огромной силой действует вся культура народа и его умственно-душевная сила». Итак, народ состоит из трёх основных сил, или начал: правителей, решающей массы и прочей массы большинства населения. Последняя категория людей может объединяться, разъединяться, подчиняться, бунтовать, голосовать, но она никогда ничего не решает и не созидает. Она накапливает, и в идеале сохраняет неизменным то, что откристаллизовано в идеологемы элитой общества. Однако элиту общества, стержень любого этноса мы не должны смешивать с решающей массой или руководящим слоем народа. Элита не имеет чётко очерченных социальных границ и пронизывает все страты населения. Элита не может иметь количественные показатели, но качественные обязательно. Решающая масса количественно тоже не определима, и в отличие от элиты она не может даже интуитивно оценивать себя в качестве единого организма. Она каждый раз по-особому возникает и складывается в неустойчивые группы, которые часто называются «обществом». В последние времена эту массу пытаются искусственно, и не без успеха, организовывать, используя весь инструменталий современных либеральных технологий. В основном это касается времени «демократических» выборов. Народ никогда не является и не может являться источником власти и права. Власть может быть дарована и освящена только свыше, через благодатные церковные таинства. Желание масс перераспределить в свою пользу властные полномочия иначе как отступничеством от веры назвать нельзя. Отсюда и невозможность никакого мирного существования Церкви в демократическом государстве с его апостасийными государственными властными институтами. Однако, современная российская действительность такова, что в любом случае, когда решающая масса сложилась в некую мозаику, именно она оказывает серьёзное влияние на судьбу народа и государства, заявляя свои претензии на участие во власти. Протоиерей Лев Лебедев совершенно справедливо заметил, что решающая масса это отнюдь не тот «ведущий слой», о котором писал Иван Ильин. Ведущий слой может входить в решающую массу, и тогда Народ следует по пути предопределенному Свыше промыслом Творца, если же элита оказывается в конфликте с решающей массой и не может оказывать на неё влияния, тогда катастрофа для нации неизбежна, и к катастрофе массы ведёт уже псевдоэлита.

Удивительный духовный баланс сословий в России длился не долго. Уже в XVII в. начался отказ аристократии от векового идеала. К XIX в. ведущий слой России, его элита окончательно порвала всю корневую систему, связывающую его с родной почвой. Одновременно началось и этническое размывание аристократии. Высшие сословия потеряли национальное лицо не только в религиозном и культурном плане, но и в чисто биологическом. Последний фактор обычно не учитывался в русской историографии XX в. Однако он неразрывно, генетически связан с духовной апостасией правящего слоя России. На короткий момент исторического бытия носителями идеала Святой Руси стали низшие сословия. И, несмотря на то, что из купечества и крестьянства вышло тоже немало святых нашей Церкви, оказалось, что низы не в состоянии удержать в чистоте священную Традицию и выступить в роли её легитимных носителей. И пока господа развлекались «духовным» маскарадом в «франкмасонских ложах», чёрный люд удовлетворял свои духовные запросы в многочисленных сектах, берущих начало от псевдоортодоксальных раскольников-«староверов». Крах России стал неминуем. Идеал России, её душа осталась без народного тела, а тело это без духовного стержня расползалось буквально на лоскутки. Распад затронул не только сословия, семью; распадалась и продолжает распадаться личность русского человека. Именно этот процесс «гниения» предчувствовал в нас замечательный русский мыслитель К.Н. Леонтьев. Певец многоцветной чистоты культурных и исторических этнотипов, враг либерального апокалиптического всесмешения. Грех кровосмесительства нашего дворянства страшен тем, что элита не может быть расово чуждой основному этносу государства, иначе конец исторического бытия народа неизбежен. Мы уже отмечали выше, что наша военная аристократия со времен Гостомысла и Рюрика была этнобиологической квинтэссенцией кровного единства Восточных славян, выступая и как расовое, и как духовное ядро святорусского народа. Именно на этом фундаменте базировалось историческое право власти Династии Рюрика и потомков дружинного слоя, некогда славного и воинственного русского дворянства. Наша аристократия всегда была связана со своим народом кровно и через эту кровную связь народ приобщался к духовному и культурному наследию элиты. К февралю 1917 г. подобной связи давно не существовало. Россия погрузилась в пучину хаоса как некогда Атлантида в в воды океана. Иван Ильин писал: «Когда крушение коммунистического строя станет свершившимся фактом и настоящая Россия начнёт возрождаться, — русский народ увидит себя без ведущего слоя... То, в чём Россия будет нуждаться прежде всего, и больше всего, — будет новый ведущий слой». «Вести свой народ есть не привилегия, а обязанность лучших людей страны». «Россия может спастись только выделением лучших людей, отстаивающих не партийный интерес...».

Нами поставлен вопрос жизни и смерти нации. Мы должны чётко определить и «запустить» механизм поиска, выделения лучших людей. Перед нами грандиозная задача по формированию новой аристократии, духовной элиты русского народа, законных преемников национального идеала Святой Руси. Центрами притяжения лучших, по определению И.А.Ильина, не могут, да и не способны стать ни политические партии, ни иного характера и рода деятельности общественные организации. Необходима организация более высокого, духовного измерения, организация-магнит. Он должен притянуть, по определению М.О. Меньшикова, последних носителей благородного металла богатырской расы русичей, рыцарей веры. Мысли этого публициста предреволюционной эпохи перекликаются с идеями современного журналиста А.Алексеева: «Что же делать? Собирать Русь. Несмотря ни на что, она жива. В данном случае речь идёт не о территории, а об изначальном северно-европейском ядре русского народа, распыленного сегодня в огромной постсоветской биомассе».

Удивительна перекличка русских людей через пропасть в 80 лет. Русь жива. Волей Господа нашего Иисуса Христа на нас возложена миссия стоять под Крестом до конца времён, стоять не в качестве серой тёплохладной запуганной массы денационализированных обывателей, но — святорусским народом с непоколебимой горячей верой в сердцах. Попыткой подменить собой истинную элиту народа по инициативе сверху потомки истинные и мнимые российского дворянства стали организовывать по городам и весям «дворянские собрания». Свою задачу «дворяне» видят в служении абстрактному Отечеству при любой власти, при условии, что власть эта признает их за своих и допустит до кормушки благ. Они ничему не научились. Ими полагается в основу «возрождения» дворянства как раз то, что более многого другого и погубило историческую Россию. Что такое Россия без Истинного Православия, без Самодержавной монархии без духовно и физически здорового русского народа? Это отвратительный сатанинский фарс, которому представители истинной элиты служить не будут. Отбор нового дворянства минует «дворянские собрания» либеральных вырожденцев не способных доказать своё право благородства с оружием в руках, что всегда и определяло дворянина в России и Европе.

С сожалением нужно признать, что большинство наших современников уже не способны воспринимать не только духовно, но и психологически священные понятия и идеалы. За рекордно короткий период масса русского населения прошла важнейшие ступени контрэволюции: от человека духовного — через человека разумного — до человека неразумного. Процесс продолжается, угрожая оставить от последнего словосочетания лишь прилагательное. Полуеврейские примитивы сейчас обсели всю властную пирамиду. Они везде: от президентского окружения до прямоходящих и иногда членораздельно говорящих избранников идиотов в Думе. Ещё в 1899 году в Казанском журнале «Деятель» владыка Антоний Храповицкий даёт убийственную характеристику массе, ещё недавно бывшей Великим Русским Народом: «Это уже не народ, но гниющий труп, который гниение своё принимает за жизнь, а живут на нём и в нём лишь кроты, черви и поганые насекомые, радующиеся тому, что тело умерло и гниёт, ибо в живом теле не было бы удовлетворения их жадности, не было бы для них жизни». Вот так: кроты, черви и поганые насекомые. При очень большом желании и в случае имеющегося досуга каждый может сам подставить под вышеуказанные твари прикровенно обозначенных Владыкой представителей примитивного полуеврейского типа, инородцев разного цвета и причудливых оттенков и, конечно толпы совков худых и обиженных, сытых и довольных. Теперь все усилия должны быть направлены на то, чтобы те немногие, кто жив для Русской Идеи, нашли друг друга и стали «новым дворянством», кто волевым усилием вернёт себе Родину. В этой титанической работе — не ограничиться лишь призывами к единению и соборности. Да, соборность присуща русскому духу. Без этого нет русского человека, нет и не будет России. Все усилия духовного, политического или организационного характера будут направлены в пустоту без соборного единства русского народа — Церкви Христовой. Но не стоит обманываться ожиданием широкого народного политического движения. Не стоит уповать и на социальный взрыв недовольных, который, якобы, станет началом национального и духовного пробуждения народных масс. «Поход» за колбасой никогда не перерастёт в Крестовый поход к Гробу Господню. Необходимо чётко высказать главную идею. Соборное единство будет по необходимости иметь элитарный характер. Насколько крепка будет эта элита русского народа, насколько чётко она выговорит и осознаёт для себя задачи современности и вековой идеал Святой Руси — зависит будущее России. Нельзя забывать, что священное бремя быть третьим, избранным для служения Истине, народом — после иудеев и греков — требует подвига. Много ли людей готово сейчас сделать девизом своей жизни идеал Святой Руси, который был, есть и будет святым и тернистым путём духовной брани? Очевидно, что немного. Но только на этом пути русский человек может раскрыть дары Божии, которыми он столь щедро наделён. За этой могучей кучкой верных — будущее России. Именно поэтому сейчас нужна тщательная работа по отбору и объединению людей. Эпоха «призывных наборов» в многочисленные русские партии прошла. Для объединения нового типа нужен новый критерий подбора. Смысл его заключен в крылатой фразе, брошенной в изумлении иностранцем посреди бранного поля: «И один ты в поле воин, если ты по-русски скроен». Не материя, а дух, не деньги и технические средства, а духовная и политическая воля являются решающими в этой борьбе. Наш знаменитый и убеждённый противник У.Черчилль говорил: «Все великие дела решаются не машинами и приборами, но силой воли». Русская история тому ярчайшее подтверждение. Важные мысли по поводу формирования национальной элиты высказал и современный русский публицист Вл.Нилов. Отвечая на вопросы главного редактора «Исторической газеты», он заметил: «Элита стоит в таком же отношении к русской «интеллигенции», как гений — к злодейству: они несовместимы, они исключают друг друга. Сам вопрос «отношения к русской интеллигенции (элите)» явно указывает, что истинная роль «интеллигенции» — книга за семью печатями для большинства людей. Необходимо постоянно напоминать слова Ивана Солоневича: «Русская интеллигенция есть самый страшный враг русского народа...». Далее Вл.Нилов разъясняет свою позицию: «Элита подразумевает цвет нации, её ум, волю и национальное сознание вождей народа, который она возглавляет на пользу и благо государства. Русская интеллигенция есть полная противоположность понятию элиты. П. Струве ещё до революции писал о том, что «русская интеллигенция безгосударственна, безрелигиозна, безпочвенна». В ответ на вопрос «что делать?» Вл.Нилов предложил цитату Бисмарка: «Нация — это единицы выдающихся личностей перед большим количеством нулей, благодаря которым нули и превращаются в многозначное число». Итак, народ может стать силой, если его возглавят личности, объединённые идеей борьбы за Святую Русь наперекор всему цивилизованному миру апостасии.

В России национально-мыслящая и национально-чувствующая прослойка исторически составляла меньшинство образованного слоя. Ещё 77 лет назад князь Н.Трубецкой писал о том, что не оружие, а национальное сознание элиты есть единственное эффективное средство противостояния внешней агрессии.

Из пропасти революционного хаоса к нам звучит призыв «Создание и воспитание русской национальной элиты должно быть №1 на месте приоритетов». Слишком позднее понимание этой непреложной истины стоило нам очень дорого.

Элита как духовное, культурное и политическое тело хранит и идеологически оформляет в соответствии с историческим временем священные основы национального бытия ценностные и мировоззренческие ориентиры этноса и государственной нации в целом, обуславливает идентичность исторической преемственности идеалов многих поколений народа. Элита определяет национально-государственное оформление этноса, его культурное и цивилизационное лицо. Национальная элита связана живой связью с народом, но не сводима лишь к выражению народной культуры на более высоком интеллектуальном уровне. Элита сама — генератор идей, волевой творец культуры. Элита также не сводима к политическому истеблишменту. Она не имеет сегодня и чётко выраженных социально-сословных характеристик. Её социальная база потенциально находится в самых широких слоях общества.

Сейчас необходимо понимать, что именно такой элиты у русского народа нет. Есть люди-маяки русской культуры, художники, писатели. Есть храбрые офицеры и солдаты. Есть замечательные священники и монахи. А элиты нет. Нет того единого духовного и организационного поля, где все эти люди могли бы осознать себя единым и живым организмом, душой и мозгом нации. Православный приход не может ставить перед собой несвойственную ему задачу по формированию элиты, которая призвана будет от лица православного народа действовать на политическом поле в неправославном мире светского государства.

Безусловно, русский народ может существовать в истории только как Православный народ, народ-Церковь. Вне Православной Церкви народ наш не может быть не только Великим, не только государственным, но и в течении одного поколения теряет свою русскость, легко смешивается с иноверцами и инородцами и пополняет ряды «совков» — передового отряда чаемой масонами серой расы. И вот тут перед нами встаёт самый болезненный и самый важный вопрос нашего национального и личного спасения – вопрос об истинном Православии различных юрисдикций, и их отношения к  незримому, единому мистическому телу Поместной Русской Православной Церкви. Это вопрос о той Священной Хоругви вокруг которой только и может быть собрана новая национальная элита многострадального и почти мёртвого русского народа. Протоиерей Лев Лебедев свидетельствовал: «…через десять лет (с 1927 г.)… некоторые новоявленные Иуды и приспособленцы, согласившись с большевиками, обмана и насилия создали вопреки святым канонам незаконную «Московскую патриархию», провозгласившую полную солидарность с советской властью и даже с коммунистической идеологией… это не было «третьим путем», это стало фальшивкой, подделкой, которую за Русскую православную Церковь способны принимать только современные «совки» — отходы того, что было Русским народом» А начиналась эта фальшивка с того, что будущие первые лица «патриаршей иерархии» дружно отпали в ересь обновленчества. Увидев, что обновленцы пользуются поддержкой советской власти, их тотчас же признали. Таковыми отступниками оказались митрополит Владимирский и Шуйский Сергий (Страгородский), архиепископ Евдоким (Мещерский) и епископ Костромской и Галический Серафим (Мещеряков). 16 мая 1922 г. ими был опубликован «Меморандум трёх», где выражалось полное признание обновленческого ВЦУ, как единственной канонически законной Верховной Церковной Власти, все распоряжения которой законны и обязательны. К этой группе примкнул и епископ Ямбургский Алексий (Симанский) – будущий советский «патриарх». Следующим этапом отпадения от Церкви и явилась знаменитая декларация 1927 года митрополита Сергия (Страгородского), которую часто рассматривают в отрыве от обновленческой ереси вышеуказанных апостатов. Декларацию о верности большевикам христоборцам, кроме митрополита Сергия, подписали члены созданного совместно с НКВД, без согласия епископата, т.е. незаконным путем, «Синода» Патриархии: Серафим (Александров) митрополит Тверской – известный как прямой агент НКВД; Сильвестр (Братановский) архиепископ Вологодский – «бывший обновленец»; Алексий (Симанский), архиепископ Хутынский – тоже, как Сергий и Сильвестр присягнувший обновленцам, и вновь пришедший к Патриархии, естественно через «покаяние»; Анатолий, архиепископ Самарский; Павел, архиепископ Звенигородский, управляющий Псковской епархией, пришедший из старообрядческой секты «беглопоповцев»; Константин, епископ Сумской, управляющий Харьковской епархией; Сергий, епископ Серпуховской. Всего – девять человек. Против «Декларации и такого «синода» выступило подавляющее большинство (многие десятки) архиереев, находившихся в России, в тюрьмах, лагерях и ссылках, откуда почти никто из них не вернулся. Если «Декларация» Сергия и спасла чьи-нибудь жизни, то только свои и друзей отступников.

Продолжение следует