Это интервью было взято у нашего товарища Дмитрия Вдовина, который был офицером милиции, оперативным работником. Он очень любил свою работу, семью, Родину и русский народ. Во-второй чеченской войне, по собственному желанию, он неоднократно выезжал на юг России в длительные командировки. Там Дмитрий самоотверженно подавлял чеченских бандитов. Хочу сразу заявить что, мы не приветствуем нынешнюю операцию войск нацменского режима РФ в Чечне, так как она не решает чеченский вопрос, и, более того, способствует активному расселению чеченов по всей России и они продолжают свою деятельность в тылу у воюющей армии. В 39 лет у него остановилось сердце. Светлая память нашему товарищу.

Какие задачи ранее и на данный момент выполняет милиция в Чечне, и какие специальные мероприятия проводит для защиты гражданского населения?

Говорить о «защите гражданского населения» немного неправильно. Правильнее всё это назвать восстановлением конституционного строя и правопорядка на территории Северо-Кавказского региона. Это не только Чечня, это и Дагестан, Северная Осетия, Кабарда, Ингушетия и т.д. А задачу можно выделить следующую: контртеррористические мероприятия. Если специальные структуры борются именно с терроризмом во всех его проявлениях, то мы занимаемся его профилактикой. Это зачистки населённых пунктов, адресные зачистки совместно со структурами уголовного розыска, охрана населённых пунктов, создание, можно сказать, заново милицейских структур в населённых пунктах Чеченской республики - это поселковые отделения милиции, временные отделы внутренних дел, КПП, блокпосты, охрана всех транспортных артерий, сопровождение лиц, принадлежащих к администрации Чечни, лиц, находящихся в Чеченской республике с рабочими визитами. А также охрана многих объектов, начиная с нефтедобывающих комплексов и промышленных предприятий.

Не могли бы Вы по подробнее объяснить, что такое зачистка, и в чём она выражается, а также отношение к этому местного населения.

Зачистка - это спецмероприятие в населённых пунктах, направленное на выявление и задержание лиц, участвующих в незаконных вооружённых формированиях. Проще говоря, в бандформированиях. Происходит зачистка следующим образом. По оперативным данным, полученных от доверенных лиц, осведомителей и населения, становится известно, что в определённом населённом пункте находятся члены незаконных вооруженных формирований, будем говорить проще - бандиты. По заранее подготовленному плану милицейские подразделения на бронетехнике или автотранспортных средствах оцепляют населённый пункт. Производится проверка паспортных данных, проверка регистрации и проверка на причастность к незаконным вооруженным формированиям. Такие лица обнаруживаются, задерживаются. В последствии с ними работают структуры по борьбе с организованной преступностью, уголовный розыск и т.д.

А всё-таки, как местное население реагирует на зачистки: помогает или оказывает сопротивление?

Местное население тоже не однородно. Есть те, кто одобряет незаконные вооруженные формирования, сотрудничают с ними. Есть люди, которые в силу каких-либо причин относятся к ним враждебно. К этой категории относятся не только недовольные режимом Дудаева или Масхадова - это прежде всего лица, связанные узами кровной мести, т. е. они враждебно относятся к бандформированиям по личным причинам, в силу нанесения ущерба семейному клану, тейпу.

Среди местного населения очень много лиц, помогающих и сочувствующих незаконным вооружённым формированиям. Иначе бы война уже давно бы кончилась.

Не могли бы вы рассказать о каком-нибудь конкретном случае зачистки?

В конце января 2001 года состав московского ОМОНа работал вместе с десантниками и спецподразделением «Витязь» по зачистке в городе Аргун, который является районным центром. Выдвинулись на рассвете, и по дороге попали под обстрел. Машины, переоборудованные «Уралы» с бронированием кузовов, были подвергнуты обстрелу из гранатометов и стрелкового оружия. Силами личного состава московского ОМОНа и «Витязя» был дан достойный отпор бандитам, которые отошли. Московский ОМОН потерял одного человека убитым, один боец «Витязя» был ранен.

А были ли потери среди чеченцев?

Этого я не могу сказать, поскольку у них практикуется унос раненых и убитых с собой. Т.е. очевидные потери среди боевиков можно обнаружить довольно редко. Это можно понять, это партизанская война. Они боятся, что могут пострадать родственники, а раненые могут попросту развязать язык в ходе следственных мероприятий. И потом в Аргуне была проведена зачистка, в результате которой было обнаружено несколько тайников с оружием, обнаружены лица, члены незаконных вооруженных формирований, изъято большое количество взрывчатки и боеприпасов. Вот такие мероприятия проводятся периодически в разных городах, начиная со столицы Чечни Грозного и заканчивая райцентрами Чеченской республики, будь то Аргун, Гудермес, Нажай Юрт и догорных районов, вплоть до Итумкале.

А вы встречались в ходе каких-либо мероприятий с чеченской милицией. Если да, то, что Вы можете о ней сказать.

Ну, что тут можно сказать. Это же тоже подразделения разнородные. Есть люди, которые действительно воюют, а есть люди, которые, прикрываясь милицейской формой, ночью минируют дороги, ставят фугасы, обстреливают. Такие случаи были и среди чеченского ОМОНа, и во вновь сформированных комендантских ротах, и в поселковых отделениях милиции. Т.е. говорить о том, заслуживают ли или не заслуживают они доверия, я считаю, нужно решать в каждом конкретном случае.

Таким образом, можно сказать, что достаточно и честных чеченских милиционеров.

Хватает, конечно, почему нет. Я ещё раз повторюсь. Причины сотрудничества и несотрудничества могут быть разные. Начиная от кровной мести и заканчивая какой-то личной убеждённостью. Тут надо говорить о каждом конкретном человеке. Обобщать я не буду.

Недавно в Чечне произошло несколько групповых убийств Русских людей. Были ли Вы свидетелем этих событий? Также хотелось бы узнать, обезврежены эти бандитские группировки или нет.

Сам лично я с этим не сталкивался. Но, я знаю, что таких группировок несколько. В частности, недавно были задержаны террористы из так называемой группировки «Мечи ислама», которая считается одной из самых жестоких. На их совести многие убийства русских стариков. Обычно убивали людей старше 50 лет, женщин. Это они считали «ответом» на мероприятия по восстановлению конституционного строя. Как только проходит информация, наши где-то во время какой-либо акции убивают бандитов, то чеченцы в ответ на это убивают мирных русских стариков. Было обезврежено несколько молодых людей от 16 и старше. Надо отметить, что именно благодаря Временному УБОП, уголовному розыску было задержано и наказано очень большое количество этих «воинов ислама». Часто случается, что при оказании сопротивления они просто ликвидируются на месте, как представляющие опасность.

Регулярно в теленовостях встречаются сообщения о том, что довольно крупные группы боевиков спускаются с гор и проникают в города и населённые пункты. Насколько это является правдой, и какова вероятность того, что летом они выползут из своих нор и проведут широкомасштабные боевые действия уже в населенных пунктах?

Лето вообще время оригинальное для милиции и для внутренних войск в Чечне потому, что появляется так называемая «зелёнка», т.е. это лесопосадки, сады - места, из которых легче обстреливать, откуда легче выползать для закладки фугасов и куда легче скрываться. Любое лето сопряжено с каким-то оживлением, увеличением активности боевиков, поскольку летом легче прятаться и следов нет.

По поводу обещаний устроить что-либо летом, так они обещают уже не первое лето. Я находился в зоне боевых действий троекратно - это 1999, 2000 и 2001 годы - и каждый раз они что-то обещают. А то, что они спускаются с гор в населённые пункты, является правдой. Там они отдыхают у родственников, получают медицинскую помощь, питание. Это, конечно, может быть и наши недоработки, может сказывается влияние каких-либо других, не зависящих от нас причин, но не всегда удается выйти на след, не всегда удаётся их ликвидировать. О широкомасштабных мероприятиях... Попытаться-то они могут, но, я думаю, что из этого ничего путного не выйдет - силёнка не та. Да, и мы научились воевать. Обычно в мероприятиях участвуют люди, которые уже не в первый раз находятся в зоне боевых действий - есть люди, которые воюют до 9 раз, так называемым вахтовым методом. Так что, на мой взгляд, потуги могут быть, но результат... Нет, вряд ли. Уже не то время. Оговорюсь. Если, конечно, им не придёт помощь. Вы понимаете, о чём я говорю. Если правительство не пойдёт на переговоры, не начнётся «лебедевщина», «хасавьюртовщина», если не будут зачеркнуты все результаты, которых милиция и внутренние войска достигли за время, прошедшее с 1999 года.

Сталкивались ли Вы с пленными боевиками? Если да, то какой моральный облик представляет собой боевик, какие цели он преследует, по каким причинам воюет? Как бы Вы могли, в общем, охарактеризовать чеченского боевика?

Как и в любой другой среде, их масса неоднородна. Встречаются фанатики-ваххабиты, так называемые «газаватчики», «зелёные повязки», которые не говорят ничего и готовы умереть. Также попадаются люди возможно заблудшие, может быть, уголовники, возможно - люди, жадные до денег. Вы же знаете, что за организацию взрывов, подрывы бронетехники платятся деньги. Попадаются наркоманы и откровенные бандиты, которые, пользуясь возможностью носить оружие, безнаказанно грабят и убивают, угоняют скот, автомобили. А есть люди убеждённые... Гелаевского плана, т.е. люди, которые бредят независимостью Чеченской республики, созданием исламского государства на Кавказе. Вот так.

Скажите, а среди боевиков встречались ли Вам арабы, негры, прибалты, т.е. что-то «неместное»?

Хочу начать с самого отвратительного явления. Это русские наёмники. Попадались лица, служившие ранее в вооруженных силах РФ, мотивирующие своё нахождение в составе боевиков тем, что им кушать нечего. Эти люди привыкли жить за чужой счёт: работать они не хотят, в армии они не прижились. Им не нравится армия, и они не хотят что-либо сделать для её изменения. Они предпочли бросить всё, дезертировать и искать лёгких денег. А лёгкие деньги обычно оборачиваются дыркой во лбу потому, что, по понятным причинам, наша сторона в плен их не берет, так как это просто омерзительное явление. Так что, встречается большое количество русских. Я оговорюсь, если этих людей вообще можно назвать русскими. Это - лицо без национальности, которое за чечевичную похлебку продало себя, Родину, мать, всё то, что его породило.

По поводу прибалтов - не видел. Украинцы были. И по 1999 году, в восточной зоне ведения боевых действий, это Гудермесское направление, попадалось некоторое количество негров-мусульман из Африки, персы, среднеазиатские национальности: казахи, узбеки, и некоторое количество индийцев мусульманского вероисповедания.

Вы не могли бы рассказать о самом трудном для Вас мероприятии, после которого, как говорится, Вы вернулись «весь в поту», или о каких-либо проявлениях героизма русскими милиционерами, что, несомненно, присутствует в Чечне.

Хочу рассказать два случая. Начнём с прозаичного эпизода, повседневного, который характеризует работу нашей структуры на территории Северокавказского региона. Мы вдвоём с товарищем сопровождали воинский эшелон из Моздока в Грозный, в Ханкалу. Везли кинологов, проводники собак ехали с оружием, но без патронов. И на весь эшелон было всего два человека сопровождения, у нас было оружие с патронами, и мы должны были их защищать. Движение по железной дороге по территории Чечни осуществляется только в светлое время суток под прикрытием вертолётов, скорость движения чертовски медленная. Впереди идёт бронепоезд, за ним эшелон, а перед бронепоездом ещё инженерная разведка, дабы фугас или мину не заложили, не ковырнули эшелон на бок. Движение осуществляется со скоростью 10-20 км/ч, быстрее поезд не идёт ни на каких участках. Вот и мы с приятелем в мае 2000 года вели такой эшелон. Что такое вести этот эшелон, когда уже смеркается, «зелёнка» подступает, т.е. кусты на расстоянии 10-15 метров, а поезд идет со скорость 10 км/ч. стоять на платформе с автоматом, даже находясь в бронежилете и шлеме... (смеется) совсем не весело потому, что постоянно думаешь, кто, откуда, почему и когда в тебя выстрелит. Вот такой бытовой эпизод. А если учесть, что движение осуществляется со скоростью 10 км/ч, то сразу становится понятно, как это изматывает нервы. А когда возвращались обратно, забрав группу, которая следовала домой в Моздок, мы вообще ехали ночью. Т.е. веселья ещё меньше.

А по поводу экстремального, расскажу следующее. В декабре 1999 года двое из нашего подразделения, находясь в секрете... на них вышла группа из 16 боевиков. В результате ребята ввязались в бой, действовали гранатами. Боевики вылезли на них в слепую. Они тревоги не подняли, ударили из двух стволов и гранатами, и вдвоём уничтожили 16 боевиков, четверых загнали на минное поле. Не ушёл ни один. Вот такой эпизод, характерный для 1999-2000 года. Сейчас, конечно, спокойнее. Открытых боев практически нет, а если и есть, то немного. А тогда был фронт. Так и воевали потихоньку.

Как налажен милицейский быт?

Буду говорить только за Ханкалу, так как мы там базировались. Жил до апреля 2001 года во взводных палатках, рассчитанных на 1 взвод, в которых располагалась печка или две. Там, в общем-то, тепло. Сами себе отстроили бани. Кто бункерного типа, в блиндажах. Мы, например, построили обычную, наземную. Так что, помыться можно всегда. Хорошая столовая. Надо сказать, что московский ОМОН заботится о своих бойцах, хочу сказать за это спасибо. Кормят хорошо, всё нормально, не сравнить с 1999. В общем, быт налажен. Всегда можно поесть, питание горячее, трёхразовое, всегда можно помыться, отдохнуть после караула. А сейчас отстроена из модулей казарма. Теперь будем базироваться в помещении казарменного типа, будут стоять койки, постельное бельё. Всё нормально. Хочется надеяться, мы пришли на этот раз не для того, чтобы уйти.

А что все-таки милиционер делает во время отдыха? Песни поёте, в домино играете?

Да, поют очень много. Вот недавно проводился концерт по ханкалинской базе в группировке МВД. Многие ребята пишут песни, стихи. Ребята из Зеленограда очень хорошо пели, два музыканта замечательных из Зеленограда были прикомандированы к ОМОНу. Одного из них я знаю уже вторую командировку. А по поводу домино... Нет, особо не играют, больше книги читают, как-то к чтению тянет. Часто просто беседуют. Очень много разговоров о будущем России. Спорят, когда всё это закончится и закончится ли вовсе. А, главное, люди вольно или невольно высказывают свои пожелания. Хочется верить в то, что наступит все-таки мир в этом регионе. Именно тот мир, который нужен России и Русским и, скажем так, остальным народам России. Мир, который должен быть не бандитский дудаевский или хасавьюртовский лебедевский, а человеческий. Я позволю себе каламбур: не общечеловеческий, а мир с Русским лицом.

В некоторых газетах пишут, что у милиции старое оружие, с которым не возможно воевать. Осветите, пожалуйста, эту тему.

Вопрос понятен. По поводу оружия начну с пословицы: «Плохому плясуну мешает одно место». Что такое старое и новое? Мы же воюем не с американской морской пехотой. У боевиков в основном только стрелковое оружие. У нас оружие не хуже. Всё зависит лишь от мастерства и от осознания правоты. Тяжелая техника у нас есть, хотя сейчас большая часть этой техники уже выведено, так как на данный момент в ней нет нужды, можно обойтись силами внутренних войск. Но, сразу хочу оговориться. Огромные нарекания со стороны тех, кто воевал, воюет и будет воевать вызывает вывод саперов. Нам приходится в кустарных условиях из бойцов ОМОНа, например, готовить саперов на месте. А армейских саперов выводят. Естественно, что люди подрываются, потому что этому, инженерному делу, как и писать стихи, за 8, 10, 15 часов не научишь. Люди рвутся. Хотелось бы сказать: «Оставьте инженерные войска, они не будут мешать». Выводите танки, авиацию, выводите гаубицы. Бог с ними. Мы обойдёмся. Обойдёмся минометами, ручными пулемётами, станковыми. Но саперов не трогайте. Потому что сейчас 90% потерь от подрывов, т.е. люди рвутся, рвутся автомобилисты, рвутся сотрудники уголовного розыска, рвутся солдаты-ВВшники, подрывают бронетехнику, подрывают эшелоны на железной дороге. А что касается вооружения, я хочу сказать так. Дело всё в мастерстве. А мастерство у нас сейчас есть. И, дай Бог, оно будет крепнуть, поскольку мы воюем уже не первый день. С нами Бог, с нами Россия, с нами Правда.

Окончание в следующем номере