По сообщению газеты «Новые Известия»,  следователи тульской областной прокуратуры арестовали научно­го сотрудника столичного НИИ физико-химической медицины Михаила Пантелеевича Шерстнева, известного своими книгами «Тайные механизмы управления людьми», «Кто правит нами?» и «Психологическое управление людьми».  Наведываясь по выходным в городок Алексин, где живут его родители, ученый проводил сво­бодное время в обществе школь­ниц. О своих похождениях лю­битель девственниц рассказал в автобиографической повести «Этот загадочный город». Теперь сей труд — самое популярное «ху­дожественное произведение» у работников областной прокура­туры.

Коллеги Шерстнева по ин­ституту называют Михаила Пан­телеевича гением. Он доктор на­ук, автор множества патентов и изобретений.

Итак, Михаил Шерстнев, кстати, отец шестерых детей, приезжал в Алексин не только для общения с родителями. Здесь он познакомился с сутенершей, которая поставляла доктору на­ук школьниц. Последним он платил от 100 до 500 рублей за се­анс. Иногда развлечения вообще обходились химику бесплатно.

Если верить откровениям Шерстнева, однажды он умуд­рился переспать со всей женской половиной шестого класса рай­онной школы. О чем очень под­робно рассказал в автобиографи­ческой повести.

Многие девчонки, пообщав­шись с Михаилом Пантелеевичем, получали приглашение по­работать в столице. Информиро­ванные источники сообщили, что Шерстнев был знаком с не­ким Григорием, которого в на­стоящий момент уже объявили в федеральный розыск. Григорий якобы долгое время проработал в Главном разведывательном управлении Генштаба Министер­ства обороны России, дослужил­ся до подполковника, после че­го ушел в отставку. На пенсии он организовал несколько притонов для состоятельных клиентов. По всей видимости, именно он и был работодателем для алексинских школьниц. После ареста Шерстнева Григорий пустился в бега.

Год назад с Шерстневым случилась неприятность. Доктор наук влюбился в четыр-надцати­летнюю школьницу Лену. И да­же предлагал перевести ее в Мо­скву. Часто наезжать в Алексин Михаил Пантелеевич уже не мог, слишком много времени отни­мала работа в НИИ. Он взялся за разработку психотропных препаратов, превращающих обычного человека в полного де­била, По чьему указанию уче­ный принялся за эту работу, не известно.

Лена к этому времени успела охладеть к любовнику. В ее жиз­ни появился молодой человек. О существовании Саши «папа Ми­ша» был поставлен в извест­ность: Лена сообщила Шерстневу, что его общество ей надоело. Но влюбленный педофил отка­зываться от «объекта своих же­ланий» не собирался. Наличие лишнего свидетеля не могло ра­довать Шерстнева. Сначала он пытался убедить молодого чело­века покинуть Алексин. Когда дипломатические ресурсы были исчерпаны, ученый нанимал ме­стных подростков, чтобы те из­бивали Сашу Несколько раз Ми­хаил Пантелеевич бросал на бал­кон парня бутылку с ртутью. Но тщетно. И тогда он вынес своему сопернику смертный приговор.

В августе Шерстнев в очеред­ной раз приехал в Алексин. На этот раз его сопровождал уже из­вестный нам бывший разведчик Григорий. Подполковник, представившись сотрудником ФСБ, потребовал от Саши «проехать» с ним для серьезного разговора. Мог ли подросток отказать «офицеру» государственной без­опасности? Уже в «Волге» на го­лову парня надели целлофано­вый пакет, а Шерстнев сделал ему инъекцию психотропного вещества. Того самого, над кото­рым работал. Молодого челове­ка вывезли в лес и жестоко изби­ли. Казалось, никаких шансов выжить не было. Но он остался жив. Два дня Саша, истекая кро­вью, ползком пытался выбрать­ся из леса. Его в бессознательном состоянии обнаружили жители алексинской деревни Красное. Врачи-реаниматологи больше недели боролись со смертью. Парня отстояли, но еще не из­вестно, что было бы лучше. По­бои оказались настолько серьез­ными, что пришлось ампутиро­вать Саше... гениталии. В семна­дцать лет подросток стал инва­лидом. Но благодаря именно ему тульские следователи узнали о московском педофиле.

Сейчас Шерстнев находится в следственном изоляторе. Пока ему предъявлено обвинение в похищении Саши и нанесении ему тяжких телесных поврежде­ний. Следователи отдела по расследованию особо тяжких преступлений высказывают серьез­ные сомнения в том, что им уда­стся добавить к этим статьям еще и растление малолетних. Для этого одной только автобиогра­фической повести маловато. Не­обходимы еще и заявления по­страдавших школьниц. Но пос­ледние, видимо, себя таковыми не считают. По крайней мере до сих пор ни одна из них не пода­ла в прокуратуру соответствую­щего заявления.

Исходя из этого, а также учи­тывая положительные характе­ристики с места работы Шерст­нева, можно предположить, что педофил, даже если его вина бу­дет доказана в суде, получит от правосудия не больше пяти-се­ми лет.