"Письмо дочери":

"Папа, у меня к тебе дело. Прикрепляю фотографию - сначала посмотри, потом дальше читай. Только прежде чем смотреть, на всякий случай вдохни поглубже (я серьезно)
Посмотрел? Тебе может мама говорила, что я волонтерю слегка. Хожу ухаживать за отказниками в городскую детскую №1. На фотке - мальчик, поступивший из павловского детского дома. У нас таких целая палата, все оттуда. Они лежачие инвалиды (ДЦП) и их там складывают по 30 человек в группе и кормят, видимо, через день в лучшем случае. Что не кормят - знаем со слов врачей в больнице, но официально никто ничего не скажет. Сейчас мы ищем независимого врача, который дал бы анонимную - хотя бы- экспертную оценку, что это. Потому как позиция дд (детский дом - ред.) - это мышечная дистрофия, обусловленная тяжестью основного заболевания - но невооруженным взглядом видно, что это туфта: мы их кормим и они мгновенно отъедаются - а деп. здравоохранения, куда люди писали про это - отписывается, что вы, мол, никто - не опекуны, не родители, не соцработники, и как дд  говорит, так и есть. Там все повязаны. На такого ребенка дд получает 25000 в месяц - если его не кормить и одевать только в памперсы, которые благотворительные фонды привозят, то тыщи 24 можно сэкономить. А если он попадает в больницу (а такие дети раз-два в месяц туда попадают стабильно) больница получает на него уже 50000 в месяц. Улавливаешь? Они живут в нечеловеческих условиях, а умереть им не дают, потому что каждый месяц их жизни - это деньги. Усыновить таких детей невозможно в принципе (а желающие есть - я лично встречалась) опека отказывает под любым бредовым предлогом. Это бизнес. Мы сейчас ищем выход на все возможные информационые каналы, чтобы общественный резонанс создать. Можешь что-нибудь (кого-нибудь) посоветовать?
Маша.
От меня.
События в настоящий момент в Санкт-Петербурге развиваются так, что требуется помощь общественности для того, что бы заставить администрацию провести независимую экспертизу ситуации, сложившейся в этом учреждении.
Спасибо."

Сергей Тимофеев

http://www.snob.ru/profile/blog/18626/30030

 

 

"Подобное до этого я видела только в фильмах про войну, когда показывали узников концлагерей"

В редакцию dp.ru поступило письмо, данные из которого идут вразрез с положительными возгласами о содержании детей в детских домах.
Получив письмо Марии, редакция сознательно решила сделать исключение из своих "деловых" правил. Мы считаем, что проверкой таких фактов должны заняться уполномоченные органы.

"Здравствуйте. Обращаюсь к вам за помощью, но не для себя, а для тех, кто сам за себя попросить не в состоянии.

В течение нескольких месяцев со своим ребенком я нахожусь на лечении и на консультативном наблюдении в детской городской больнице. По необходимости тесно соприкоснувшись с больничной жизнью, я открыла для себя проблему детей–отказников, которые приезжают из детских домов в больницу. Общая заброшенность, запущенность таких детей произвели на меня удручающее впечатление, но подлинный ужас вызвало состояние, в котором находятся дети "тяжелые" — парализованные, не говорящие, питающиеся через зонды.

Дети страшно измождены. Даже истощены — многие представляют из себя просто скелетики, обтянутые кожей, — слишком маленькие для своего физического возраста. Стараясь по возможности навещать их и приносить им подгузники и др. гигиенические принадлежности, которых часто не хватает, я обратила внимание, что, получая лишь самую простую больничную пищу: жиденькие супы, картофельное пюре и кашу на воде — дети умудряются ощутимо, то есть видимо для глаз, прибавлять в весе.

Также я узнала, что все дети, поразившие меня своим ужасающим состоянием, поступали в больницу из одного и того же места*. Тогда у меня зародились подозрения, в реальность которых страшно было поверить, — неужели детей, беспомощных больных сирот, всецело зависящих от тех, кого приставило к ним государство, могут банально не кормить?! Дома, набрав в Интернете (название детского дома редакция решила раскрыть уполномоченным органам), я обнаружила, что это учреждение регулярно оказывается в центре скандалов и совсем недавно дети написали коллективное письмо, в котором жаловались президенту, что их плохо и мало кормят.

Мои худшие подозрения подтверждались.

Последней каплей для меня стало знакомство с мальчиком Ильей 10 лет (на фото). Когда я впервые увидела его, мне стало плохо — нечто подобное до этого я видела только в фильмах про войну, когда показывали узников концлагерей. Когда Илья поступил в больницу, он был так слаб, что не мог есть самостоятельно (в носу стоял зонд для кормления) и с трудом дышал. Но затем его состояние улучшилось, зонд вынули и он ел с ложки — я видела, как он ел — жадно заглатывая то ограниченное количество еды, которое разрешали ему дать из–за его дистрофии.

И… поправлялся! Как ни цинично это звучит, но на фотографии Илья уже немного поправился по сравнению с тем, как он выглядел, когда поступил в больницу. Теперь его выписали и я очень волнуюсь, что скоро он опять окажется на грани жизни и смерти. Я надеюсь, моему письму будет придана огласка. Я также надеюсь, что другие люди, кто мог наблюдать это, не останутся равнодушны и также будут обращаться в различные инстанции.

Мария".

*Редакция dp.ru готова переслать полное письмо и контакты Марии всем органам, занимающимся защитой детей, и правоохранительным органам.

http://dp.ru/10091y